Курс доллара и евро
 сейчас и на завтра

Первый зампред ЦБ Вьюгин: У рубля сейчас хорошая психологическая защита

Биржи» и совета директоров Национальной ассоциации участников фондового рынка (НАУФОР), экс-первый замминистра финансов РФ и бывший первый зампред ЦБ РФ, а также независимый член совета директоров «Роснефти» Олег Вьюгин — о том, что будет с рублём дальше, и во что лучше всего россиянам инвестировать деньги.

- Олег Вячеславович, что, на ваш взгляд после года нефте- и коронакризиса с рублём стало, и так ли всё плохо будет дальше?

- Рубль в очередной раз снизился, и ему будет очень трудно выбраться обратно. Разве, что вырастет цена на нефть. И тогда он уйдёт из нынешнего уровня, превышающего 70-рублёвую отметку. Если взять для сравнения 2013 год и 2020-й, то можно увидеть, что рубль прошел тяжелый путь от 35 за доллар до 75. Очень впечатляющее падение.

Я полагаю, что в начале 2021 года рубль не поднимется выше 75 за доллар, разве что будут какие-нибудь необыкновенные санкции, которые мы всегда ждём, но они случаются совсем не в том виде, в котором мы их ждем. Мы всегда хотим помягче. Но если все останется как сегодня, то рубль так и зависнет примерно на уровне 75 за доллар. Потому что первый квартал, с точки зрения платежного баланса, не влияет на курс рубля, и он такой — благоприятный. Мы всегда наблюдаем, что в первом квартале рубль себя чувствует лучше, чем потом.

По опыту можно сказать, что следующие несколько месяцев будут более-менее благоприятным периодом. Как правило, рубль в первые несколько месяцев не падает по сравнению с иностранными валютами (евро, доллар и др.). Более того, наша национальная валюта даже подрастает в первом квартале. Чуть-чуть. И опять-таки если не произойдет каких-то неожиданных для нас санкций, то ближайшие несколько месяцев будут напоминать нам декабрь 2020 года.

- Нужно ли расслабляться нашей стране по той простой и утешительной причине, что, дескать, у РФ сейчас такие гигантские золотовалютные резервы скопились? И, кстати, умеем ли мы «правильно» распоряжаться своим золотом?

В принципе золотовалютные резервы это, по умолчанию, хорошо. Это некая защита для рубля. Во всяком случае, психологическая. Но мы знаем, что российские власти не сильно склонны использовать валютные резервы для того, чтобы должным образом поддерживать рубль.

Наши золотовалютные резервы (сейчас их ок. 588 млрд. долл. — «Эксперт Online») — это некая психологическая гарантия, но не инструментальная. То есть рубль, несмотря на сотни миллиардов золотовалютных запасов может вполне себе продолжить падать и дальше, не «получив» помощи наших властей.

- Как вы в целом оцениваете состояние банковской системы страны после двойного кризиса 2020 года?

- Банковская система, финансовый сектор после кризиса 2020 года, как ни странно, не попали в очень сложную ситуацию. Правда, нельзя сказать, что они не пострадали. Но в такой сложной ситуации, которая отмечалась в 2008-2009 годах и в конце 2014 года банковская система на этот раз не оказалась. Да, прибыль поменьше в банковском секторе, но она всё же есть! По моей оценке, фатальных проблем для большинства банков нет.

- Практический сугубо вопрос. Что сейчас делать простому жителю Необъятной — вкладывать, копить или тратить? Какие тактики могут дать наибольший профит? Кредиты сейчас лучше не брать? А если брать, то на что? 

- Сейчас люди в основном тратят, потому что им не хватает денег на то, чтобы что-то копить. Люди тратят средства, потому что нужно продолжать существовать и работать. Да, конечно, есть меньшая часть населения, у которой есть сбережения. Они вроде бы откладывают финансы. Но про 70% населения говорить бесполезно, так как они тратят деньги, чтобы поддерживать текущую жизнь, текущие потребности. А у меньшей части текущие потребности более-менее обеспечены, и даже что-то остаётся.

Что делать, если у вас есть остатки денег? Это уже зависит от конкретных планов конкретной семьи. Как они смотрят на свою перспективу, как они ощущают стабильность своего дохода, стабильность своей работы и источников дохода. Если вы ощущаете стабильность, то можно попробовать сейчас проинвестировать в ту же недвижимость. В России она сдаётся под ренту. Депозиты сейчас, к сожалению, не очень выгодны. Можно попытаться покупать облигации. Но опять же, это требует профессионализма.

А, может быть, надо инвестировать всё-таки больше в себя. А именно: в профессиональный уровень, в обучение и в здоровье. Мне кажется, в нынешней нашей российской ситуации это лучшие инвестиции, если действительно у вас есть, что вкладывать.

- Как Вы оцениваете ситуацию вокруг ИИС (Индивидуальных инвестиционных счетов)? Работает ли в реальности эта система гражданского инвестирования в нашей стране?

- Да, это направление у нас «работает». Основная выгода заключается в том, что возвращается 13% подоходного налога. Но, правда, деньги должны не менее трёх лет находится в ценных бумагах. Деньги не возвращаются обратно кэшем. Но 13 процентов добавляются к доходности этих ценных бумаг. И люди этим у нас пользуются. Хотя я бы не сказал, что это имеет какой-то особый интерес. Но в принципе в ИИС есть достаточно большие вложения, и они растут.

Если человек всё же решается что-то инвестировать на фондовом рынке, то один из способов — как раз ИИС. И, в принципе, это интересно, потому что 13%-ный возврат на три года, это получается как 4% годовых. И выходит, что это фактически доход на эти бумаги. А если к ним ещё добавить инвестиционный доход, то могут получиться своеобразные депозиты.

- Многие экономисты отмечают, что в этом году интерес к государственным облигациям катастрофически упал. Насколько это тревожно в случае с нашей специфической полузамкнутой экономикой?

- Конечно, рыночный интерес нерезидентов спал. Интерес со стороны частных инвесторов тоже упал. Потому что доходность стала существенно ниже. Но банки продолжают покупать. Минфин в этом году разместил рекордное количество бумаг в ОФЗ, и занял рекордную сумму. Во многом благодаря тому, что банки покупали ценные бумаги. Особенно государственные. В принципе для банков доходность, которая получается от участия в аукционах ОФЗ (минфиновских) неплохая. Доходность на риск — а риск этих ценных бумаг очень низкий — для банков вполне годится.

В принципе если снижается инфляция и снижается ставка Центрального банка, то государственные ценные бумаги, увы, не обладают высокой доходностью. И для Минфина это задачка — как при таких доходностях, тем не менее, продолжать обеспечивать заимствования для стабилизации финансовой системы.

Последние новости

© Audit-it.ru, 2013 - 2021 Реклама на сайте
или оставьте свои отзывы и предложения
Для iOS:
Для Android: