Курс доллара и евро
 сейчас и на завтра

Могут ли низкие цены на нефть развязать новую войну на Ближнем Востоке?

Кажется, хуже быть не может, учитывая, что в понедельник нефть ушла на отрицательную территорию. WTI закрыла день на отметке -$37,63 за баррель, Brent достигла 18-летних минимумов. С тех пор нефть значительно восстановилась. Однако многие отраслевые эксперты говорят, что худшее еще впереди. Проблемы, которые привели к снижению цен на нефть, никуда не исчезли.

С развитием пандемии спрос на нефть резко упал. Однако когда Россия и Саудовская Аравия, ведущие члены ОПЕК+, собрались вместе в попытке выработать стратегию, переговоры зашли в тупик и быстро переросли в полномасштабную войну цен на нефть на фоне колоссального переизбытка предложения в 10 млн баррелей в день. Когда из-за переизбытка предложения появилась угроза того, что хранилища будут переполнены, цены на нефть в США рухнули ниже нуля.

«Может ли Brent, также как и WTI, уйти на отрицательную территорию?», — с таким вопросом издание Bloomberg обратилось к своим читателям на этой неделе. «Конечно!» — ответили они. Если международные нефтяные рынки последуют примеру США, начнется полномасштабный кризис в энергетической отрасли. И тогда возникает следующий вопрос: что произойдет, если нефтяная отрасль не восстановится?

«Крах рынка нефти в ближайшие месяцы вызовет социально-экономические потрясения в ряде регионов. Начнутся политические сбои, сдвиги в балансе сил», — полагает Фред Каплан из Slate. Последствия будут пугающими для стран, чей ВВП сильно зависит от нефтяных доходов. Особенно мрачный прогноз аналитики строят для нефтяных автократов, ведущих нефтедобывающих государств, таких как Саудовская Аравия, Россия, Азербайджан, Иран, Ирак, Катар и Кувейт. И это лишь немногие страны, которым придется бороться за сохранение своей власти, если нефть утратит свое влияние.

60% ВВП Саудовской Аравии напрямую поступает из нефтяных доходов. Доходы нефтяного сектора составляют более 60% общего бюджета правительства и 75% национального экспорта. Иран, Ирак, Катар и Кувейт еще более зависимы от нефти. Треть ВВП России, половина бюджета и две трети экспорта страны зависят от нефтяных доходов. «На долю нефтяных доходов приходится всего 8% ВВП США. Это значительная доля, которая в некоторых штатах оказывает сильное влияние. Но это не так много, как в других странах», — пишет Каплан.

Все это может привести к серьезной нестабильности и геополитической напряженности, особенно на Ближнем Востоке. «Из-за карантина на фоне коронавируса, который привел к резкому падению спроса на нефть, многие страны не смогут оплачивать свои счета, подкупать военных или предоставлять базовые социальные услуги своему населению».

У России и Саудовской Аравии есть значительные суверенные фонды благосостояния. Это поможет им преодолеть краткосрочный кризис цен на нефть. Однако длительный спад приведет к серьезным последствиям и даже конфликтам.

Кроме того, есть страны, у которых нет экономических подушек безопасности: в Венесуэле тяжелейший экономический кризис в современной истории, она почти на 100% зависит от нефтяных доходов. Эквадор в чуть более выгодном положении, его экономика может сократиться на целых 4% от потери нефтяных доходов.

Этим странам придется диверсифицировать свои экономики, несмотря ни на что. Крах нефтяной промышленности неизбежен, мир переходит от ископаемого топлива к альтернативным источникам возобновляемой энергии. Даже Saudi Aramco признала, что к середине этого столетия достигнет пика добычи нефти.

Нефтяные государства останутся уйдут в прошлое буквально за несколько десятилетий. Вопрос в том, уйдут ли они, громко скандаля или тихо хныча? Ради глобальной безопасности и ради миллионов граждан, зависящих от нефтедобывающих государств, это должен быть последний вариант.

Последние новости

© Audit-it.ru, 2013 - 2020 Реклама на сайте
или оставьте свои отзывы и предложения
Для iOS:
Для Android: