Курс доллара и евро
 сейчас и на завтра

Главный экономист ВР по РФ и СНГ: ОПЕК+ снизит добычу от уровня 1-го квартала лишь на 7,5 млн б/с, но этого мало

Снижение нефтедобычи странами ОПЕК+ по сравнению с уровнем 1-го квартала 2020 года - с момента, когда началось обвальное падение спроса на нефть из-за пандемии COVID-19 - составит лишь 7,5 млн баррелей в сутки, в то время как объявленное рынку сокращение - 9,7 млн б/с, заявил главный экономист ВР по России и СНГ Владимир Дребенцов в рамках онлайн-конференции Argus "Глобальный рынок нефти 2020: вызовы времени".

Он отметил, что ожидания насчет величины спроса на нефть во втором квартале постоянно ухудшаются. "Всего полтора месяца назад аналитики говорили, что просто не будет роста спроса, а сейчас, что будет падение более чем на 20 млн б/с", - отметил эксперт.

"Что сделал ОПЕК+ - взяли за базу (для снижения добычи) добычу в октябре 2018 года, а миру надо балансироваться по сравнению с первым кварталом 2020 года, и это совсем другая ситуация. Если сравнить с первым кварталом, сокращение будет всего 7,5 млн б/с., и связано это в основном с наращиванием добычи в странах Персидского залива, начиная с того, что соглашение не было продлено 6 марта", - сказал Дребенцов.

Таким образом, если потребление нефти упадет на 20 млн б/с, а ОПЕК+ снизит только на 7,5 млн б/с, то для балансировки нужно дополнительное снижение.

"США еще обещали заполнить свои резервы - ну, может быть еще уйдет 2,5 млн б/с. И уже начались сокращения добычи по экономическим соображениям. Да, сланцевая добыча в этом году может сократиться на 2-3 млн б/с, но это придется на период ближе к концу года. А в текущем квартале, сейчас речь идет о 0,4-0,6 млн б/с, ну допустим максимум 1 млн б/с. Канада может дать еще около 400 тыс. Ну, на круг наберем 2 млн б/с. Но этого недостаточно. Конечно, нефть должна уходить в хранилища. Дисбаланс остается даже после объявленных сокращений", - подсчитал эксперт.

"Во главу угла ставится вопрос, сколько можно нефти хранить. Резервов на суше не так много. В США самые большие хранилища в мире, и ожидается, что к лету этого года они будут заполнены на 88% и технически больше невозможно, потому что разные сорта нефти и нефтепродуктов нельзя смешивать. И теперь, естественно, все взоры обращаются к плавучим хранилищам и танкерам - у нас сейчас 900 супертанкеров - можно хранить до 2 млн б/с и где-то 600 тыс. танкеров Suezmax - танкеры, у которых способность хранения нефти в 1 млн б/с", - сказал Дребенцов.

"Если согласиться с оценками IHS Markt, то все равно получается, что даже в плавучих танкерах, учитывая, что большая часть их занята в перевозках, туда трудно залить более 300 млн баррелей. Это означает, что если избыток 10 млн б/с, то заполнить хранилища можно меньше, чем за месяц. И возникает два вопроса, будет ли хранилище использовано и что для этого нужно, и если не хватит, то что нужно дальше для балансировки рынка", - сказал он.

"Чтобы люди начали хранить нефть в танкерах, они должны надеяться окупить свои издержки по хранению и желательно получить прибыль. Контанго годовое (разница между ценами в мае 2021-го и текущими) составляет $15 за баррель - этого недостаточно для того, чтобы стимулировать долгосрочное хранение в танкерах", - добавил Дребенцов.

По его расчетам, с учетом средней цены фрахта супертанкера в районе Персидского залива в $130 тыс. в сутки, за год хранения нужно заплатить $48 млн, "а если пропускная способность танкера 2 млн б/с, а контанго $15, ваша прибыль будет $30 млн, соответственно, это не работает".

"Выход только один - контанго должно измениться", - резюмировал эксперт.

По его словам, контанго может измениться, если рынок начнет рассчитывать, что цена начнет подниматься, и нынешнее соглашение ОПЕК+, рассчитанное на два года, "как раз направлено на то, чтобы подать сигнал рынку, что задний конец кривой (цены нефти) должен подниматься, но этого пока не происходит".

"Это значит, что в ближайшее время мы, скорее всего, увидим увеличение контанго за счет другого, а именно - за счет того, что передний конец (кривой цены на нефть) должен будет продолжать опускаться вниз", - сказал экономист.

"То, что произошло с WTI (в моменте цены на WTI стали отрицательными) - это анекдот, связанный с тем, что просто контракты торговались последний день, но в принципе, в ближайшие месяцы, квартал или больше, мы будем видеть, что передний конец фьючерсной прямой будет находиться под очень сильным давлением, иначе нефть в танкерах никто хранить не будет", - считает Дребенцов.

"Если этого не хватит, придется идти на дальнейшее административное сокращение или на сокращение добычи по экономическим причинам. И тут из-за того, что фрахт сейчас очень дорогой, в очень невыгодном положении оказываются не те производители, у кого высокие издержки добычи, а те, у кого высокие издержки поставки. Но в любом случае объемы нефти, которые придется сокращать за счет добычи, они весьма значительны - сопоставимы с объемами, сокращенными за счет административных мер", - заметил он.

По мнению Дребенцова, соглашение ОПЕК+ "не поможет сбалансировать рынок в ближайшем будущем, но явно поможет балансировке рынка в последующие годы".

"Цены в последние годы находились на достаточно высоком уровне, с 2017 года принимались инвестиционные решения по довольно дорогостоящей нефти примерно на 2 млн б/с - три года подряд. Это навес, который создавался на будущее, но 2020 год не станет таким годом, а предыдущие проекты скорее всего будут затянуты - компании сокращают инвестиции на 20%. Но всем нам на нефтяном рынке в ближайшие кварталы придется готовиться к очень серьезным испытаниям", - сказал он.

"Если будет изобретено магическое лекарство от коронавируса, ситуация начнет выправляться достаточно быстро, но вакцину обещают не раньше, чем через 1,5 года, пробуют разные лекарства. Если такого магического события не произойдет, COVID "минус" перевешивает "ОПЕК плюс", и дальше сокращение добычи будет балансироваться только по экономическим причинам, потому что хранилища конечны и мы, Земля, не экспортируем нефть на Луну", - отметил Дребенцов.

Он также выразил мнение, что легче всего будет восстанавливать добычу производителям Персидского залива по геологическим причинам и производителям сланцевой нефти по экономическим соображениям, "поскольку скорость реагирования сланцевой добычи на цену на нефть самая короткая среди всех". "Потому что бурение скважин занимает меньше месяца, хотя их надо бурить много, но, если цены поднимаются до уровня оправданного, вы тут же наращиваете добычу", - заметил он.

"Мы, экономисты ВР, давно говорим, что у ОПЕК нет хорошего ответа на сланцевую добычу. Пока она не закончится, а этого скорее всего не произойдет, такие противостояния традиционных месторождений и сланцевой нефтедобычи неизбежны", - резюмировал Дребенцов.

Последние новости

© Audit-it.ru, 2013 - 2020 Реклама на сайте
или оставьте свои отзывы и предложения
Для iOS:
Для Android: