Курс доллара и евро
 сейчас и на завтра

Коронавирус как последняя капля для мировой экономики

Неожиданная по своим масштабам и значению вспышка азиатского коронавируса стала основной новостной темой начала 2020 года. Неизвестная ранее инфекция в одночасье превратилась в глобальную проблему, от которой не смогли дистанцироваться отдельные государства. Известия на эту тему носят не только и не столько медицинский характер, и это событие уже вызвало видимые экономические потрясения в мировом масштабе, которые будут проявляться и развиваться еще в течение нескольких ближайших кварталов.

Стоит отметить, что c формальной точки зрения вирус 2019-nCoV выглядит как менее опасное заболеванием, чем хорошо известные грипп или туберкулез. По крайней мере, смертность от ранее неизвестного заболевания ниже, чем от этих болезней.

Непредсказуемый "черный лебедь"

Однако практичного инвестора и спекулянта в большей степени интересуют не медицинские тонкости, а влияние коронавируса на глобальную экономику. Несомненно, что мы наблюдаем весьма поучительный социально-экономический феномен, который уже оказал сильное влияние на сырьевые и фондовые рынки.

Прежде всего, стоит обратить внимание на то, что эпидемия коронавируса разразилась именно в тот момент, когда рынки уже явно были готовы к спаду. Опытные инвесторы и спекулянты ожидали лишь сигнала для начала активных распродаж в акциях и сырьевых фьючерсах. Однако вполне вероятно, что в других экономических условиях появление новой болезни не вызвало бы столь чувствительной реакции со стороны участников торгов. Рискнем предположить, что глобальная экономика так же, как и фондовые рынки, к началу 2020 года уже стояла на пороге начала сильного спада. Вспышка коронавируса стала лишь последней каплей, которая сделала назревшую тенденцию видимой и придала ей дополнительное ускорение.

Примечательно, что вполне ожидаемый "черный лебедь" в очередной раз оказался связан с непредсказуемым для многих инвесторов фактором. К началу текущего года возможность резкого спада рынков можно было связывать с последствиями торговых войн, состоявшимся выходом Великобритании из состава ЕС или же с началом широкомасштабного военного конфликта между США и Ираном. Сейчас об этих угрозах уже мало кто вспоминает.

К слову, последняя "опция" едва не сыграла свою предполагаемую негативную роль. Однако мы наблюдали явный "фальстарт", после которого ключевые фондовые индексы США и российский рублевый индекс Мосбиржи еще сумели неоднократно обновить свои исторические максимумы. В начале января США отказались от применения военной силы на Ближнем Востоке в пользу усиления санкций против несговорчивой Исламской Республики. И все же относительно благополучное разрешение этой ситуации положило начало среднесрочному спаду нефтяных котировок. Позднее он усилился по мере того, как начала разгораться паника по поводу "смертельно опасного" коронавируса.

Болезненную реакцию фондовых рынков на коронавирус 2019-nCoV вполне можно оправдать психологическими факторами. Инвесторы и спекулянты принимают решения на основе ожиданий. В этом плане тревожный информационный фон вполне соответствует сильным движениям на рынке.

Шок для "мировой фабрики"

Однако парадокс заключается в том, что не слишком опасное заболевание вызвало серьезный экономический шок в реальном секторе КНР. Более того, этот шок, как круги по воде, начинает расходиться по всей мировой экономике. Не секрет, что современный Китай давно и вполне заслуженно считается "мировой фабрикой". ВВП этой страны все еще в значительной степени формируется за счет реальной выработки материальных ценностей. Доля промышленного производства в ней составляет около трети. Сопоставимую долю в ней составляет и сфера услуг.

Для сравнения, по итогам 2018 года доля промышленности в ВВП США составила лишь 14,8%, а на долю услуг пришлось 55,5%. Очевидно, что финальные сборочные производства в развитых странах основаны на полуфабрикатах и комплектующих, производимых в КНР. Поэтому процессы, происходящие в экономике Китая, представляются вполне реалистичным отражением тенденций на уровне всей мировой экономики.

Темпы роста ВВП Китая плавно снижаются уже на протяжении доброго десятка лет, а именно — начиная с 2010 года. В то время экономика КНР заметно "разогналась" после кризиса 2008 года. Предыдущая волна роста в ней наблюдалась с начала 2000-х годов, по мере преодоления последствий азиатского финансового кризиса 1997–1998 годов. Указанная картина достаточно точно укладывается в рамки хорошо известной теоретической концепции десятилетних экономических циклов. Иными словами, коронавирусная инфекция наложилась по времени на вполне назревший закономерный десятилетний циклический спад.

Следуя этой логике, мы стоим на пороге циклического падения экономики Китая, и в более широком смысле — всего мира. Спад объемов производства в мировом масштабе также означает временное сокращение глобального потребления большинства видов промышленного сырья и энергоносителей. Эти негативные процессы могут продолжаться в течение одного-двух лет.

Что же происходит в Китае сейчас? Не будем принимать во внимание дежурные заявления Пекина о том, что инфекция будет взята под контроль и экономический спад в стране будет быстро преодолен. Обратим внимание на один из свежих официальных китайских статистических показателей.

В начале марта стало известно, что значение индекса деловой активности в производственном секторе Китая резко понизилось до 40 п. против февральского значения 51,1 п. Напомним, что значение индекса 50 п. соответствует равному количеству оптимистов и пессимистов относительно дальнейшего развития ситуации. Если ниже 50 — предпочтение негативному сценарию отдают все большее количество экспертов. За несколько последних месяцев самое слабое значение этого индекса наблюдалось в феврале 2019 года. Тогда оно составило 48,3 п. К слову, свежая статистика из соседнего Гонконга также оказалась весьма неутешительной. Месячный объем розничных продаж там сократился на 21,4%.            

Таким образом, мы наблюдаем вполне объективное подтверждение того, что реальное производство и торговля в Китае испытывают серьезные проблемы. Еще одним интересным совпадением стало то, что эпидемия коронавируса совпала с длительным празднованием Нового года по китайскому календарю. На этот период приходятся традиционные многодневные каникулы, во время которых многие производства приостанавливаются. На этот раз их существенная часть не возобновила работу после длительного новогоднего перерыва.

Первые сообщения на эту тему прозвучали со стороны ряда крупных мировых автопроизводителей, таких как BMW, Volkswagen и Volvo. Позднее компания Toyota также объявила о приостановке работы своих автозаводов в Китае. А компании Hyundai Motor Co. и Kia Motors Corp. довольно скоро сократили объемы производства в Южной Корее. Кроме того, концерн Fiat Chrysler сообщил о возможной приостановке одного из заводов по причине нехватки китайских компонентов для сборки. Конкурирующие технологические гиганты Apple и Samsung также были вынуждены временно прекратить производство на китайских фабриках.

Через некоторое время в СМИ появилась информация о том, что китайские сырьевые трейдеры начали отказываться от законтрактованных ранее поставок промышленных металлов и сжиженного природного газа.

Вершина айсберга

Пауза в производстве таких сложных финальных продуктов, как автомобили или бытовая электроника, представляет собой лишь вершину айсберга. Подобные факты означают остановку производства по всей цепочке изготовителей многочисленных комплектующих. Оборотной стороной этого процесса неизбежно станут перебои в работе расположенных по всему миру производств, использующих китайские комплектующие.

По-видимому, с начала апреля мы будем наблюдать массовую публикацию слабых квартальных отчетов крупных транснациональных корпораций, что окажет дополнительное давление на котировки их акций. Более поздние отголоски этого будут присутствовать и в годовой отчетности.

Из КНР приходят сообщения о том, что правительство требует от местных производственных и экспортирующих компаний немедленно возобновить работу. По-видимому, это делается достаточно жесткими методами, в азиатском стиле. Одновременно с этим стало известно о ряде монетарных мер, призванных стимулировать восстановление экономики Китая. Однако вся сложность сложившейся ситуации заключается в том, что ее нельзя решить с помощью привычной накачки экономики дешевыми деньгами.

Ранее эпидемии, подобные коронавирусу, не выходили за рамки отдельных регионов и отраслей экономики. Теперь же вспышка инфекции подтолкнула мировую экономику к серьезному сбою. В сложившейся ситуации можно лишь надеяться, что Китай как "мировая фабрика" вновь запустит свой промышленный конвейер и начнет активно наверстывать упущенное.

Михаил Ханов, управляющий директор ИК "Алго Капитал"

Респект за новость: Катерина Павлюх

Последние новости

© Audit-it.ru, 2013 - 2020 Реклама на сайте
или оставьте свои отзывы и предложения
Для iOS:
Для Android: