Курс доллара и евро
 сейчас и на завтра

Нефть и вирус: прогноз на февраль

Вспышка коронавирусной инфекции в КНР резко нарушила сложившиеся расклады на сырьевых рынках. Нельзя исключить, что, если динамика распространения болезни не будет переломлена в ближайшее время, новый коронавирус станет для рынка нефти тем самым «черным лебедем», которого не ожидали и потому – совершенно не брали в расчет, считает Алексей Калачев, аналитик ГК «ФИНАМ».

"Рынок привык оценивать две стороны, определявшие динамику нефтяных котировок в последние четыре года. С одной стороны, это США, наращивающие сланцевую нефтедобычу, а также страны, которые заинтересованы в росте добычи традиционной нефти – Канада, Бразилия, Норвегия. Именно они обеспечивали рост избыточного предложения на нефтяном рынке. С другой стороны, страны ОПЕК и государства, согласившиеся совместно с организацией стран-экспортеров снизить добычу. Включая Россию. Соглашение ОПЕК+ об ограничении нефтедобычи позволило по сути вернуть контроль над рынком нефти, сбалансировав его и снизив навес спроса над предложением. Регулируя объемы предложения, в последние годы общими усилиями до определенной степени удавалось сглаживать ценовые колебания, удерживая цену в, хотя и широком, но достаточно комфортном как для производителей, так и для потребителей коридоре. А наметившееся после выхода на рекордные объемы замедление темпов роста сланцевой нефтедобычи в США позволяли надеяться на окончательное восстановление нефтяного баланса. Уже все громче, особенно в России, стали звучать голоса, предлагающие выйти из соглашения с ОПЕК.

Фактор Китая при этом оставался как бы за скобками или в лучшем случае оценивался в стабильно позитивном ключе, благодаря постоянному росту потребления нефти растущей промышленностью КНР. А между тем, став крупнейшим мировым импортером нефти, Китай по сути превратился в третий глобальный фактор нефтяного рынка. Просто в этом не было повода убедиться. Но теперь новая восточная пневмония, а в большей степени беспрецедентные по масштабу карантинные мероприятия в КНР, дают такой повод в самом зримом воплощении.

Под влиянием спада производства, вызванного распространением коронавируса 2019-nCov, Китай сократил закупки нефти на 3 млн баррелей в сутки. Это очень много. Особенно, если учесть, что по первому раунду урегулирования торговых отношений с США Китай обязался увеличить закупку американских энергоносителей. Общий объем сокращения нефтедобычи, обязательства по которому сейчас несут участники ОПЕК+, составляет 1,7 млн баррелей в сутки. При этом мировая добыча превышала потребление еще примерно на 1 млн баррелей в сутки. Сокращение спроса еще на 3 млн баррелей не может не ударить по рынку. С лучших цен января стоимость нефти уже теряет порядка 15%-20%. И, похоже, это не предел.

На февраль, по всей видимости, придется пик распространения инфекции. В лучшем случае переломить ситуацию властям КНР удастся не раньше марта. Лишь после этого динамика закупок сырья начнет восстанавливаться. О том, что начнется на сырьевых рынках, если властям Китая не удастся обуздать эпидемию, не хочется и думать.

В этой ситуации представители стран участниц соглашения ОПЕК+ намерены экстренно встретиться в феврале, не дожидаясь запланированной в марте очередной встречи, чтобы попытаться договориться о новом сокращении нефтедобычи. Однако в этот раз данная мера может и не сработать. Снижать добычу на столько, на сколько этого требует падение спроса в Китае, вряд ли возможно. Не думаю, что даже Саудовская Аравия пойдет на это, несмотря на все заявления. И тем более не станет себя сильно ограничивать нефтяная отрасль России, и без того тяготящаяся своими обязательствами в последнее время.

Тут впору не об очередном снижении нефтедобычи договариваться, а начинать широкомасштабную международную помощь Китаю в преодолении эпидемии и скорейшем восстановлении ритмичной работы промышленности. Тем более, что от ситуации страдает не только нефтяной рынок: падает спрос на медь, алюминий, никель и прочие промышленные металлы, более половины промышленной переработки которых в готовые изделия обеспечивала в мировом масштабе промышленность Китая. Если не стабилизировать ситуацию, она может привести к началу глобальной рецессии на всех рынках, включая финансовые.

Оставаясь оптимистом и полагая, что к середине февраля пик распространения вируса будет пройден, я надеюсь, что цена нефти марки BRENT в феврале, хотя и продолжит снижение, не упадет значительно ниже 50 долларов за баррель. Откуда под совместным влиянием восстановления закупок ресурсов Китаем и новых договоренностей ОПЕК+ цена вернется на уровень в районе 60 долларов за баррель. Если же уровень 50 долларов по тем или иным причинам удержать не удастся, нефтяным котировкам будет открыт путь вниз к 40 долларам за баррель. Но это будет уже другая, в каком-то смысле альтернативная история".  

Последние новости

© Audit-it.ru, 2013 - 2020 Реклама на сайте
или оставьте свои отзывы и предложения
Для iOS:
Для Android: