Курс доллара и евро
 сейчас и на завтра

09:07
Покупка:
 
Продажа:
EUR
70,5525
EUR
70,555
USD
64,0075
USA
64,01
ООО «Компания БКС», лицензия №154-04434-100000 от 10.01.2001 на осуществление брокерской деятельности. Выдана ФСФР. Без ограничения срока действия.

Экономист Орлова: Ждать ли спада ВВП?

Не будет преувеличением сказать, что этот год проходит под знаком беспокойства по поводу рецессии, причем изначально такие разговоры относились к экономике США. Эти опасения стали разрастаться в связи с тем, что уже почти 10 лет как американская экономика находится в фазе роста и может побить предыдущий рекорд длительности цикла. Впрочем, по мировым меркам такая продолжительность подъема не рекордна. Например, ВВП Австралии растет уже 27 лет подряд без перерыва. В Китае не было рецессии с 1993 года, то есть тоже уже 26 лет. Но эти страны росли в условиях быстрого увеличения трудовых ресурсов, так что далеко не все государства могут рассчитывать на повторение такого опыта.

Кроме того, большую роль в диагностике рецессии играет методология. Основная масса стран пользуется определением, которое описывается как два последовательных квартала экономического спада. Но здесь есть некоторые недостатки. Во-первых, статистика пересматривается и это может менять диагностику, основанную на таком техническом определении рецессии. Во-вторых, это понятие не особо подходит для стран, которые растут крайне медленно: например, если такое значение рецессии применять к Японии, экономический рост которой в последние десятилетия не превышал 1%, то с 1993-го по 2015-й ее экономика оказывалась бы в рецессии каждые три-четыре года. При этом в Японии, как и в США, индикатор фазы роста включает в себя не только увеличение ВВП, но также показатели рынка труда, что делает определение рецессии менее рутинным.

Про опасения рецессии упоминают, и говоря о России. И тому есть две причины. Во-первых, темп роста экономики нашей страны действительно недалек от нуля — по итогам I квартала ВВП вырос всего на 0,5%. По итогам полугодия ожидается, что увеличение составит 0,7%, но нельзя исключать, что фактическая оценка Росстата может оказаться несколько ниже. Во-вторых, есть проблемы несбывшихся ожиданий: объявленные в начале года планы финансирования нацпроектов обозначили возможность ускорения экономической активности, но пока они оказывают минимальное влияние на фактические темпы роста. Во всяком случае, по итогам I квартала валовое накопление основного капитала упало на 2,6%.

Тем не менее, если в мире в целом и в Китае в частности не начнется полномасштабный кризис, риски рецессии для России выглядят преувеличенными. Более того, тот факт, что финансирование нацпроектов задерживается, как раз означает, что уже в ближайшие месяцы экономика может получить фактор дополнительной поддержки своего роста. Еще в конце прошлого года представлялось, что начало 2019-го будет непростым — выход из электорального цикла и повышение налоговой нагрузки должны были затормозить темпы увеличения экономики, что, собственно, и произошло. Неприятной неожиданностью стал тот факт, что и II квартал, по всей видимости, продемонстрирует слабое повышение. Но на фоне более медленного, чем планировалось, роста расходов такая реакция экономики не кажется удивительной.

К сожалению, формула ускорения в таких условиях выглядит печально простой и возможность выйти на темпы 1–2% определяется масштабом государственного стимулирования экономики через бюджетные расходы. Ожидания дополнительных вливаний по линии нацпроектов сейчас определяют достаточно позитивный настрой на конец этого года и на будущий — во всяком случае, согласно недавно опубликованным опросам «Центра развития» НИУ ВШЭ, консенсус-прогноз увеличения ВВП нацелен на ускорение роста с 1,1% в этом году до 1,7% в 2020-м.

Иными словами, если говорить непосредственно про экономическую статистику, то пока основным риском и для мировой, и для российской экономики выступает возможное замедление темпов увеличения против ожиданий ускорения, которые могут остаться нереализованными как по причине торговых противоречий (в мире), так и в связи с сохранением жесткой бюджетной политики (в России). Поэтому главный вызов в нынешних условиях — не рецессия, а стагнация. Неспроста многие международные эксперты боятся, что мировая экономика следует по пути Японии — там после сильной коррекции на финансовых рынках и в секторе недвижимости в 1989–1991 годах вроде бы и кризиса не случилось, но и темпы увеличения уже третье десятилетие в среднем не превышают 1%.

Последние новости

© Audit-it.ru, 2013 - 2019 Реклама на сайте
или оставьте свои отзывы и предложения
Для iOS:
Для Android: