Курс доллара и евро
 сейчас и на завтра

21.11.17
Покупка:
 
Продажа:
EUR
69,4375
EUR
69,44
USD
59,175
USA
59,1775
ООО «Компания БКС», лицензия №154-04434-100000 от 10.01.2001 на осуществление брокерской деятельности. Выдана ФСФР. Без ограничения срока действия.

Банк "Советский": Санация со знаком минус. Вышло так, что санируемый банк - "Советский" - жив, а санатор - "Татфондбанк" - помер. Сгинули неизвестно куда и деньги, выведенные в его пользу из "Советского".

О том, что случилось с банком «Советский», хорошо известно узкому кругу профессиональных финансистов и почти ничего - простым обывателям. А между тем это захватывающая детективная история. История о том, как исчезают миллиарды. О том, как неразумные (а может, наоборот, очень даже продуманные) действия представителей ЦБ и АСВ усложняют и без того непростую ситуацию в банковской сфере и делают затруднительным спасение финансово-кредитных организаций, оказавшихся в беде. О том, как невозможно добиться справедливости, даже если правота очевидна.

Факты, о которых мы расскажем, не являются секретными. В разрозненном виде все они есть в открытом доступе. Но если собрать их воедино, чего до нас почему-то никто не сделал, получится крайне неприглядная картина, на одной стороне которой - высокопоставленные федеральные чиновники, а на другой - те, по кому СИЗО плачет…

Бизнес на санациях?

Неделю назад, 7 ноября, первый заместитель председателя Центрального банка России Дмитрий Тулин выступил с громким заявлением. Он не исключил, что механизм санации, примененный к Бинбанку и «Открытию», может быть использован и для других крупных банков. Участники рынка восприняли месседж однозначно: предстоит новая серия «зачисток». Хотя, казалось бы, «зачищать» уже почти нечего.

С 2013 года, когда у штурвала ЦБ встала Эльвира Набиуллина, 346 банков лишились лицензий, 35 - прошли процедуру санации. За каждым таким случаем - многочисленные финансовые трагедии. Это и потерянные деньги вкладчиков-«превышенцев», и сгоревший бизнес клиентов-юрлиц. Всё это в совокупности приводит к подрыву доверия к банковской системе, к государству.

По оценке международного рейтингового агентства Fitch, на спасение российских банков за четыре года из госбюджета была выделена сумасшедшая сумма - 3,2 триллиона рублей. Деньги поступали в виде прямых вливаний в капитал, выдавались одним банкам на оздоровление других, текли бурной рекой в Агентство по страхованию вкладов.

Эксперты говорят, что в ближайшее время количество финансово-кредитных организаций может сократиться вдвое - до 300. Впрочем, по чиновничьим кабинетам давно курсирует другая цифра: для России, согласно их рассуждениям, достаточно 50 банков.

Нетрудно догадаться, что на новые санации будут необходимы новые деньги. Но может быть, именно в этом и заключается главный смысл «зачисток»? «Похоже, для отдельных личностей санации стали очень рентабельным бизнесом», - подозревают участники рынка.

Искусственная «дыра»

Эти подозрения обретают вполне зримые черты при знакомстве с грустной историей санации банка «Советский».

Крепкий банк-середнячок, имеющий петербургское происхождение, успешно вел дела на протяжении четверти века - с 1990 года, занимая 133-е место по размеру активов в России и 10-е - в северной столице. «Советский» - один из пионеров банковской системы России, своего рода банк-символ. Ну а широкой публике он известен в первую очередь по памятной рекламе с участием Жерара Депардье.

23 октября 2015 года ЦБ неожиданно - так сказать, без объявления войны, - назначил в «Советский» временную администрацию «в связи с выявлением признаков неустойчивого финансового положения банка, создающих угрозу интересам вкладчиков». Прелесть ситуации в том, что банк до этого дня не прекращал обслуживания клиентов. В связи с этим решение ЦБ многим показалось странным. «Зачем убивать стабильный банк?» - недоумевали участники рынка.

Это впечатление усилилось, когда несколько месяцев спустя временная администрация обнародовала размер якобы имеющейся «дыры» в капитале - 7,5 миллиарда рублей. Сумма по сравнению с предыдущими и последующими случаями «зачисток», когда счет шел на десятки и сотни миллиардов, - не такая уж великая. А самое главное - причиной образования «дыры», по мнению экспертов, мог стать установленный ранее мегарегулятором персонально для «Советского» «потолок» по величине общей суммы вкладов. То есть, образно выражаясь, банку подкинули проблем, а потом сказали: «А-а, так у вас проблемы, тогда мы идем к вам!».

Зачем? Возможно, скоро вы сами сможете ответить на этот вопрос.

И вот приходит санатор

В ноябре 2015 года Центробанк провел конкурс для определения будущего санатора банка «Советский». Победил «Ренессанс Кредит». Но итоги конкурса руководством ЦБ согласованы не были. По сведениям СМИ, причиной стало то, что победитель якобы нарушал норматив, регулирующий максимальный риск на одного заемщика или группу связанных заемщиков.

Второй конкурс - в марте 2016 года - выиграл «Татфондбанк». Сразу после его победы в состав временной администрации банка «Советский» были внесены изменения. Временную администрацию санируемого банка традиционно возглавил ставленник санатора, а именно - сотрудник «Татфондбанка» Ильшат Гильмутдинов.

Позже Счетная палата установит, что выбор санатора был проведен с нарушениями, но это будет озвучено уже после того, как у самого «Татфондбанка» отзовут лицензию.

Также станет известно, что именно в марте 2016-го «Татфондбанк» нарушал упомянутый выше норматив, но для него, в отличие от «Ренессанс Кредита», это не стало препятствием для победы.

Санируемый банк находился под прямым юридическим управлением менеджеров «Татфондбанка» с апреля 2016 по февраль 2017 года. За эти десять месяцев «дыра» в капитале «Советского» увеличилась в пять раз.

Как это произошло?

Разграбление

В марте 2016-го, еще при временной администрации, Агентство по страхованию вкладов выделило на санацию банка «Советский» 10,7 миллиарда рублей, которые в этот же день были перечислены самому «Татфондбанку» по межбанковскому кредиту. Это, как выяснится позже, было только самым началом вывода средств из санируемого банка.

В общей сложности «Советский», руководимый менеджерами «Татфондбанка», в период санации выдал «Татфондбанку» по различным сделкам не менее 19,1 миллиарда рублей. Это были госзаймы и деньги вкладчиков.

15 декабря 2016 года ЦБ ввел мораторий на удовлетворение требований кредиторов «Татфондбанка», в нем была введена временная администрация. В последующем у него была отозвана лицензия. Вышло так, что санируемый банк жив, а санатор - помер. Сгинули неизвестно куда и деньги.

Итогом «эффективной» санации стало увеличение «дыры» в капитале банка «Советский» с 7,5 до 35 миллиардов.

Из отчетности за 6 месяцев 2017 года, которая была опубликована в Национальном банковском журнале, следует, что собственный капитал «Советского» составляет минус 19 миллиардов рублей. Убыток банка - более 8 миллиардов.

На начало санации (апрель 2016 года) у банка было 54 отделения, сейчас, если верить информации на его официальном сайте, - 45.

Разграбление, вредительство, беспредел - все эти слова подходят для описания случившегося.

Куда смотрели ЦБ и АСВ?

В отношении экс-главы «Татфондбанка» Роберта Мусина возбуждено уголовное дело, он находится в СИЗО. История с «Советским» - один из главных эпизодов предъявленного Мусину обвинения. Но только ли он виноват в случившемся?

Гораздо больше вопросов - к ЦБ и АСВ.

Весной - летом 2016 года Центробанк проводил плановую проверку «Татфондбанка», в ходе которой было выявлено плохое качество активов этого банка. Кроме этого, мегарегулятор выявил существенное сокращение выручки, серьезные просрочки по кредитам, невыполнение банком инвестиционных планов, отсутствие признаков хозяйственной деятельности заемщиков.

Уже упоминавшийся первый заместитель председателя Центрального банка России Дмитрий Тулин в одном из интервью проговорился о том, что мегарегулятор с мая 2016 года был в курсе «тяжелейшего финансового положения «Татфондбанка». «Мы знали, что его капитал утрачен, что потеря ликвидности может наступить в любой момент, если триггером послужит какое-то событие», - сообщил Тулин. Знали и доверяли этому банку заниматься санациями?

В период, когда «Татфондбанк» «дербанил» капитал «Советского», санируемый банк находился под пристальным контролем Агентства по страхованию вкладов. Согласно нормативным документам АСВ, лимиты на сделки, проводимые санируемым банком, должны утверждаться руководителем агентства, а крупные кредитные договоры - Комиссией по вопросам реструктуризации банков. Как при таких обстоятельствах из «Советского» могли быть преспокойно выведены миллиарды?

Надзорная слепота

Еще 24 июня 2016 года, то есть почти сразу после назначения «Татфондбанка» санатором, миноритарный акционер банка «Советский» подал иск об оспаривании сделок по предоставлению тех самых злополучных кредитов. Он сделал то, что должно было, но почему-то не сделало государство, - попытался защитить разграбляемый банк.

Решением Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 4 октября 2016 года сделки на сумму 14,8 миллиарда рублей были признаны недействительными. Данное решение подтвердила и вторая инстанция. Суд обязал вернуть денежные средства в банк «Советский».

Это еще можно было сделать. Еще было время. «Татфондбанк», напомним, схлопнется только в декабре.

Но ни АСВ, ни ЦБ, судя по всему, пальцем не пошевелили, чтобы решение суда было исполнено. Более того, зная о находящемся в суде иске, надзорные органы не остановили новые кредиты в пользу «Татфондбанка» за счет денег вкладчиков санируемого «Советского».

«Пылесося» рынок?

С 20 февраля 2017 года в банке «Советский» вновь действует временная администрация Агентства по страхованию вкладов. Ее полномочия должны были истечь к 20 августа, но были продлены еще на шесть месяцев, хотя законодательные изменения, позволяющие это делать, еще только обсуждаются.

По версии АСВ, банк, чей капитал в результате санации стал отрицательным, чувствует себя хорошо: «функционирует в нормальном режиме, предоставляя полный комплекс банковских услуг своим клиентам и обеспечивая их бесперебойное обслуживание на качественном уровне» (это цитата с сайта агентства).

«Советский» продолжает привлекать деньги вкладчиков, обещая высокие ставки: по вкладу «Золотая осень» они доходят до 8,5 процента годовых. При этом, по данным отчетности, средства вкладчиков-физлиц составляют 75,7 процента общего объема привлеченных банком средств. Какие уж тут «потолки»! Но АСВ в лице временной администрации это, по традиции, не смущает.

Знакомые все лица!

В общем, всё чудесно и замечательно, если бы не одна неприятность: продолжающиеся суды. Арбитражный суд Северо-Западного федерального округа направил дело, о котором мы упоминали выше, на новое рассмотрение. Поставлена задача установить, когда именно началась выдача тех злополучных кредитов - при временной администрации АСВ или после избрания правления и совета директоров банка «Советский» из менеджеров «Татфондбанка».

В качестве третьих лиц к процессу привлечены ЦБ и АСВ. ЦБ шлет отписки, АСВ уклоняется от исполнения запроса суда о предоставлении решений Комиссии по реструктуризации банков. Хотя, казалось бы, кто, как не надзорные органы, должен быть заинтересован в установлении истины по делу, в возвращении денег.

Но не всё так просто. 2 октября на очередное заседание суда в качестве представителя банка «Советский», который, напомним, сейчас находится под управлением Агентства по страхованию вкладов, пришел Дамир Аликович Низамов. У него на руках была свежая доверенность, выданная АСВ за месяц до заседания.

Согласно открытым данным, Низамов, вместе с Ренатом Долотиным (бывший председатель правления банка «Советский» в период «эффективной» санации) и Робертом Мусиным (хозяин «Татфондбанка», находящийся сейчас под стражей), являлся соучредителем казанского ООО «ТФБ старт». Поэтому неудивительно, что, представляя в суде банк «Советский» и имея мандат АСВ, Низамов пытается доказать, будто сделки межбанковского кредита в пользу лопнувшего «Татфондбанка» были заключены законно.

Кроме того, по словам действующих сотрудников банка «Советский», бывшие топ-менеджеры «Татфондбанка», занимавшие в 2016 году руководящие должности в санируемом банке, несмотря на предписание ЦБ об их отстранении, никуда не делись - они получили новые должности. Должности советников, например. Эти решение были приняты временной администрацией Агентства по страхованию вкладов.

Круг замыкается?

Алексей НИКОЛАЕВ,

Николай ПЕЧЕРНИКОВ,

интернет-журнал «Интересант»

Последние новости

© Audit-it.ru, 2013 - 2017 Реклама на сайте
или оставьте свои отзывы и предложения
Для iOS:
Для Android: