Курс доллара и евро
 сейчас и на завтра

Экономист Кульбака: Для роста зарплат в регионах надо развивать экономику

В России сократился разрыв доходов работников с высокими и низкими зарплатами. В 2023 году разница снизилась до 7,7 раза, посчитали аналитики FinExpertiza. А эксперты ВНИИ труда сообщили, что зарплатное неравенство сократилось в три раза за последние 20 лет. Зарплатное неравенство - это соотношение среднего уровня оплаты труда двух равных по численности 20-процентных групп работников с наименьшими и наибольшими заработками. Эти группы определяет Росстат, когда проводит исследования по распределению численности работников крупных и средних предприятий по размерам заработной платы. Все компании (кроме малого бизнеса) предоставляют такую информацию по состоянию на апрель один раз в два года.

Итак, зарплатное неравенство снижается. За счет чего? Сколь устойчива эта тенденция? Обсудим тему с кандидатом экономических наук Николаем Кульбакой.

МРОТ - серьезный инструмент подъема минимального уровня зарплат

Последние годы наблюдается постоянное снижение разрыва средних зарплат наиболее и наименее оплачиваемых работников. За счет чего это происходит?

Николай Кульбака: Действительно, по данным Росстата, идет снижение в разнице зарплат между группами с самыми высокими зарплатами и самыми низкими. Правда, надо оговориться, что анализ зарплат, выполняемый Росстатом, проводится только по крупным предприятиям. Малые предприятия и большинство средних предприятий в анализ не попадают. А там работает больше трети трудоспособного населения страны. При этом если мы посмотрим на динамику средних зарплат по 10 процентам работников с наименьшей зарплатой, то увидим, что она совпадает с темпами роста законодательно утвержденного минимального уровня оплаты труда (МРОТ). Так что для регистрируемых зарплат МРОТ является серьезным инструментом подъема минимального уровня зарплат. Крупные предприятия вынуждены подчиняться требованиям государства, и это хорошо.

Уровень зарплаты должен соответствовать производительности труда. Так что для роста зарплат в любом регионе надо развивать экономику

В какой мере снижению зарплатного неравенства способствовало решение установить минимальную планку оплаты труда для отдельных категорий работников бюджетной сферы (врачей, учителей, работников науки и высшего образования) на уровне не менее 100 или 200 процентов от средней по региону?

Николай Кульбака: Судя по всему, это решение сказалось на неравенстве не слишком сильно. Во-первых, не все эти категории получали минимальные зарплаты. Во-вторых, не во всех регионах это требование было выполнено. В-третьих, это решение не было обеспечено соответствующим ростом бюджетных расходов. И, наконец, некоторые руководители выполняли это решение на бумаге, вынуждая работников увеличивать свою трудовую нагрузку. Для этого можно, например, формально увеличить зарплату, но заставить человека перейти на сокращенный рабочий день, чтобы платить меньше. Или же, наоборот, увеличить нагрузку, совмещая несколько ставок. Таких методов много, и ими нередко пользуются, чтобы отчитаться о выполнении нормативов. Это было бы легче сделать, если бы по примеру многих развитых стран уровень оплаты труда считался не помесячно, как это традиционно принято в России, а за один час работы. Тогда ухищрений со стороны руководителей компаний было бы намного меньше.

"Обеление" зарплат для экономики очень важно

Какую роль в сокращении зарплатного неравенства сыграло обеление рынка труда, уменьшение доли серых зарплат?

Николай Кульбака: Это очень важный вопрос. Росстат регистрирует белую зарплату, поэтому чем выше доля теневой части зарплаты, тем меньше будут цифры у статистиков. Так что обеление, безусловно, привело к росту реальных зарплат. Привело ли это к снижению неравенства, сказать сложно, поскольку теневые зарплаты были как среди работников с низкой зарплатой, так и среди тех, кто получает максимальные суммы. И нет гарантии, что у высокооплачиваемых работников теневая часть меньше. Наоборот, у них больше возможности организовать скрытые схемы получения дохода, чем у низкооплачиваемых работников. В любом случае, обеление зарплат для экономики очень важно. И для получения адекватной статистической информации, и для сбора налогов, и для роста справедливости в обществе.

Хороший стилист может зарабатывать в несколько раз больше рядового парикмахера

Уровень дифференциации оплаты труда крайне отличается в зависимости от отрасли. Так, наибольшее неравенство отмечается в области информации и связи, сфере персональных услуг, финансах и страховании, сфере культуры и спорта, оптовой и розничной торговле. Почему именно эти отрасли имеют высокую полярность в оплате труда? И почему минимальный разброс в зарплатах демонстрируют сельское хозяйство, энергетика, обрабатывающая промышленность, добыча полезных ископаемых?

Николай Кульбака: Уровень дифференциации зарплат выше в двух видах отраслей. Во-первых, там, где сильнее всего растет производительность и меняются технологии. Это IT, финансы, спорт. Там очень многое зависит от квалификации работника и его уникальных навыков. Именно за это ему готовы платить. Не случайно высококвалифицированные программисты, талантливые спортсмены и умелые финансисты получают так много. Вторая группа отраслей - это отрасли с высокой долей зарплат в структуре затрат. К ним относится сфера услуг. Хороший стилист может зарабатывать в несколько раз больше рядового парикмахера. Опытный таксист получает намного больше своего среднестатистического коллеги. Да и умелый официант может получить такие чаевые, которых большинство обслуживающего персонала никогда не увидит. Ну а традиционные отрасли, где норма прибыли невысока, а производительность жестко определяется используемой технологией, показывают очень низкий разброс в зарплатах.

Как уровень оплаты труда связан с особенностями региона? Почему сильнее всего зарплатное неравенство проявляется в Москве, где заработки отличаются в 9,3 раза? И почему наименьшее расхождение в зарплатах нижней и верхней 20-процентных групп работников отмечается в Тыве - в 3,8 раза?

Николай Кульбака: Начнем с того, что региональные различия в зарплатах "ловятся" намного хуже, чем общероссийские показатели. Зачастую к региональной статистике у исследователей возникает очень много вопросов. Тем не менее в данных, которые вы привели, нет ничего удивительного. В Москве, как и во всех крупных российских городах, рынок труда намного разнообразнее, что сказывается и на различиях в уровне затрат. Ну а Тыва, как аграрный регион, характеризуется очень простым рынком труда, где различия в зарплатах не слишком высоки. Так что если бы бедные регионы начали активно развивать свою экономику, уровень неравенства там тоже стал бы увеличиваться.

Уровень зарплаты должен соответствовать производительности труда

Как увеличить зарплаты в регионах?

Николай Кульбака: Уровень зарплаты должен соответствовать производительности труда. Так что для роста зарплат в любом регионе надо развивать экономику. Строить новые предприятия, развивать транспорт, сферу услуг и увеличивать уровень образования. Это долгий и сложный процесс. Необходима продуманная, целенаправленная политика по выравниванию уровня развития регионов.

Поскольку на рынке рабочей силы госсектор конкурирует с частным бизнесом, кто-то предлагает повысить зарплаты в госсекторе. После повышения зарплат в госсекторе специалисты якобы массово пойдут в министерства, ФГУПы и районные управы. Тогда частный бизнес будет вынужден повысить зарплату своим наемным работникам. Как вам эта идея?

Николай Кульбака: Именно это сейчас и происходит. Мы видим серьезный рост зарплат на госпредприятиях, поскольку они связаны с ВПК или включены в его производственную цепочку. В ответ на это, чтобы не терять кадры, частный бизнес вынужден повышать зарплаты. Проблема в том, что если госсектор может это делать за счет расходов бюджета, то частные предприятия повышают зарплату за счет прибыли. И далеко не всем частным предприятиям это под силу. Тем не менее этот процесс еще продолжается. Но скоро это начнет приводить к тому, что частные предприятия станут сокращать производство. Так что идея, о которой вы говорите, уже осуществляется, но она имеет свои ограничения.

Прогрессивная шкала может позволить перераспределить доходы в пользу менее обеспеченных слоев населения

Все настойчивей разговоры о возвращении к прогрессивному налогообложению как возможному способу преодоления зарплатного неравенства. На парламентских слушаниях по вопросам совершенствования налогового законодательства спикер Госдумы Вячеслав Володин заявил, что вопрос совершенствования налогового законодательства "назрел", поскольку введенная в 2001 году плоская шкала налогообложения уже "не решает" всего объема задач. Переход к прогрессивному налогообложению добавил бы справедливости в оплате труда?

Николай Кульбака: Да, такие разговоры идут, и предложения эти уже обсуждаются. Прогрессивная шкала принята во многих развитых странах мира. И ее введение, безусловно, может позволить перераспределить доходы в пользу менее обеспеченных слоев населения. Но надо помнить, что введение прогрессивной шкалы приведет к замедлению экономического роста. Такова плата за снижение неравенства.

Еще одно радикальное предложение - установить нулевой НДФЛ для людей, живущих за чертой бедности. Как вам это?

Николай Кульбака: Вопрос в том, как определять эту самую черту. По нашим методикам - это самые малоимущие. Так что правильнее всего развивать экономику, чтобы все становились богаче. Для этого нужны новые технологии, ведущие к росту производительности труда. По-другому никак.

Сегодня весь мир думает, что делать с зарплатным неравенством. И одна из обсуждаемых концепций - концепция безусловного базового дохода. Не всякое государство может позволить себе это. Вы думаете, Россия могла бы?

Николай Кульбака: Вводить этот механизм не так-то просто. Для этого необходимо менять всю налоговую систему. В ряде стран проводились подобные эксперименты, но дальше не пошло. Возможно, в будущем это станет уже обычным делом для всего мира. Но пока остается слишком много вопросов.

Можно ли в России поднять среднюю зарплату до общеевропейского уровня?

Николай Кульбака: Можно, при условии, что и производительность труда вырастет до среднеевропейских значений. Это реально, и мы к этому идем. Медленно, неравномерно, но неуклонно. Однако сделать предстоит еще очень многое. Это и внедрение новых технологий, и повышение уровня образования, и снижение уровня коррупции. Но Россия не стоит на месте. Так что можно надеяться, что через какое-то время мы заметно продвинемся.

Николай Кульбака - кандидат экономических наук, член International Society for Ecological Economics. Автор книг и статей по региональной экономике, экономической истории, транспортной логистике и истории транспорта.

Последние новости