Курс доллара и евро
 сейчас и на завтра

Скатертью дорога: почему прекращение торгов долларом и евро оказалось плюсом для России

12 июня стало известно, что США, а вслед за ними и ЕС ввели санкции против Московской биржи и еще ряда российских организаций, что практически привело к прекращению торгов долларом и евро на данной биржевой площадке. Центробанк России заявил, что «мир не рухнул» и «все под контролем». Соглашусь в целом с мнением регулятора, но от себя добавлю, что российская экономика в целом приобретает, а не теряет от очередного этапа «развода» с токсичными валютами.

Центробанк, сохраняя хорошую мину при не очень хорошей игре, убеждает нас который день в том, что ничего страшного не произошло и «мы справимся» (что правда). Из его комментариев видно, что после введения запасных санкций в новых условиях отечественный регулятор намерен определять курс рубля исходя из данных внебиржевых торговых площадок. На этом фоне особое значение приобретает, по мнению Центробанка, баланс притока/оттока валютной выручки в долларах и евро, соответственно, от экспортных операций и использования этих валют для финансирования импорта. Как говорится, с этим сложно спорить. Однако хочется спросить: зачем все эти лингвистические упражнения? Доллар хочет от нас уйти? Ну и прекрасно! Скатертью дорога!

Определение валютного курса посредством формирования баланса спроса и предложения валюты на бирже представляется явным анахронизмом, если не сказать точнее — мракобесием. Являются ли деньги биржевым товаром, подобным нефти, зерну или ценным бумагам? Конечно же, нет! Деньги представляют собой форму капитализации достижений национальной экономики. Денежные средства — это показатель эффективности создания товаров и услуг, а денежная масса — это общее отражение всего имеющегося, ранее произведенного, в экономике. По сути, деньги — это признак того, что экономика работает, а их объем отражает результативность этой самой работы.

Среднедневной объем всей валютной массы, единовременно торговавшейся на Московской бирже в 2023 году, составлял около двух триллионов рублей в день. Объем экспорта в 2023 году превышает при этом сорок триллионов рублей, а, например, общая выручка наших предприятий (всей экономики) в 2023 году составляет порядка квадриллиона рублей. То есть валютный курс четвертой экономики мира определяется на торгах, на которых представлены ничтожные доли процента от общего объема всей нашей экономики. Мне одному это кажется странным?

Добавлю к этому, что общий объем биржевой торговли долларом и евро на Московской бирже также ничтожен в общем объеме денежной массы в этих валютах, используемой сейчас в нашей экономике. Добавлю, что доля доллара и евро в общем объеме валютных торгов уже не идет ни в какое сравнение с торгами, например, юанем. Биржевые торги с этой валютой уже превышают половину от общего объема валютных торгов в 2024 году. И понятно, что сейчас доля юаня, а также валют других дружественных стран будет только расти.

По большому счету доллар и евро с точки зрения внешней торговли и международной экономики для нас уже не являются валютой ни с точки зрения средства платежей, ни с точки зрения средства накопления. В ликвидной части золотовалютных резервов доллара и евро сейчас уже нет, если мы не будем вспоминать (как и не будем об этом забывать) о «зависших» примерно 300 миллиардах долларов США наших резервов, заблокированных в недружественных странах.

Если же мы посмотрим на список наших основных внешнеторговых партнеров, то можно уверенно говорить, что мы сейчас работаем только со странами нового мирового большинства. По итогам 2023 года первой пятеркой, то есть основными внешнеторговыми партнерами нашей страны, по данным ФТС России, стали Китай (товарооборот больше 240 млрд долл.), Индия (почти 65 млрд долл.), Турция (56,5 млрд долл.), Белоруссия (55 млрд долл.) и Казахстан (26 млрд долл.). Примечательно, что ключевыми экономическими партнерами России являются ведущие страны, соответственно, БРИКС, ШОС и ЕАЭС. Экономически для нас (как и политически) ни США, ни Европейского союза, ни Японии больше не существует. И где же здесь необходимость совершать сделки в долларах и евро, если основная торговля с дружественными странами производится в национальных валютах — юанях, рупиях, рублях?

По сути, Америка своим решением зафиксировала невозможность влиять на нашу экономику через доллар как инструмент политико-экономического принуждения. Наш фактический разрыв с западным миром, основу которого составляет доллар, сейчас зафиксирован юридически. И чего же в этом плохого?

Дедолларизация, то есть отказ от использования доллара в международных расчетах и национальных резервах, будет продолжаться. Если в одночасье какой-либо стране можно по политическим мотивам запретить использование доллара, то доверие к данной валюте будет однозначно падать, а доверие — ключевой фактор и базовый элемент в определении инструмента международной торговли.

Показательная в этой части новость пришла на днях с Ближнего Востока. Саудовская Аравия (кстати, член БРИКС с текущего года) заявила, что не будет продлевать 50-летнее соглашение с США о торговле своей нефтью исключительно в долларах США. Обязательство использовать доллар в торговле нефтью было навязано Саудовской Аравии Штатами несколько десятилетий назад. При этом действие данного договора истекло 9 июня 2024 года.

Но вернемся к нашим делам... Какие однозначные выгоды я вижу от случившегося на днях американского демарша с Московской биржей? Обозначу лишь некоторые из них.

Во-первых, Центробанк, хочет он того или нет, вернется к обсуждению и в перспективе к введению управляемого курса рубля по отношению к валютам как основных, так и второстепенных торговых партнеров России.

Роль регулятора в лице Центробанка — демонстрировать стабильность национальной валюты в любых экономических условиях, а также обеспечивать экономику необходимым объемом финансовых ресурсов. Не случайно Президент России в майском указе 2024 года обозначил необходимость роста капитализации фондового рынка в России не менее чем до 66% ВВП к 2030 году и не менее чем до 75% к 2036 году. «Играми» вокруг токсичных валют данную задачу решить невозможно. Здесь необходимы кардинальные меры по увеличению денежной массы в экономике, а для этого нужен в том числе стабильный рубль, не зависящий ни от биржевых торгов, ни от притока иностранной валюты в экономику от экспорта.

Во-вторых, еще большее развитие получат национальные цифровые валюты, а их введение в экономический оборот, особенно на международной арене, однозначно ускорится. Это касается и цифрового рубля, и других цифровых валют стран БРИКС, ШОС и ЕАЭС. Отмечу, что цифровая платформа БРИКС (BRICS Bridge) была представлена 11 июня текущего года на встрече министров иностранных дел стран-членов этого глобального объединения в Нижнем Новгороде. Цифровая платформа позволит мгновенно и надежно совершать международные платежи без угрозы давления или вмешательства недружественных «третьих» стран или международных объединений. Уже сейчас работает аналогичная платформа под названием mBridge, созданная для международных платежей Китаем, Таиландом и рядом арабских стран. Легализация криптовалют как средств международных платежей и майнинга как производственной деятельности здесь также сыграет свою позитивную роль.

Добавлю, что угрозы США и их «подельников» использовать валютные и платежные системы в политических целях «напрягают» уже не только государства, но и международный бизнес. На этом фоне буквально на днях соучредитель и основатель блокчейн-платформы Ethereum (второй после биткоина по значимости в мире) Виталик Бутерин предложил осуществлять международные расчеты, используя для обеспечения надежности блокчейн-схему «доказательства с нулевым разглашением» (zero-knowledge proof — ZKP). При реализации данной схемы, по мнению Бутерина, контрагенты, сохраняя свою анонимность, могут практически гарантированно осуществлять безопасные международные платежи, верифицируя себя и свою состоятельность.

Наконец, в-третьих, можно со всей ответственностью говорить о необходимости повышения статуса Центробанка с приданием ему как функций мегарегулятора, так и органа, ответственного за экономический рост в стране, о чем постоянно говорят в России экономисты-государственники. Здесь сразу можно вспомнить наши идеи и про Госплан 2.0, и про целевую эмиссию «окрашенных» денег для решения задач экономической модернизации и реализации проектов инфраструктурного развития, и про насыщение внутреннего рынка необходимой ликвидностью через справедливый базовый доход и иные инструменты.

В заключение хочется сказать, что чем быстрее мы окончательно «отвяжемся» от любых контактов с токсичными валютами, тем проще нам будет жить в современных экономических условиях. По большому счету нет никаких оснований использовать доллар или евро ни в международных расчетах, ни в качестве валютных резервов. Россия как важнейшая часть мирового большинства и четвертая экономика мира — вполне в состоянии решать свои экономические и торговые задачи на основе рубля или валют дружественных стран. Конечно, токсичные валюты, особенно доллар США, быстро свои позиции не сдадут и будут еще долго пытаться портить жизнь нам и нашим партнерам, но реальность уже изменилась самым радикальным образом. В современной действительности полицентричного мира значительно важнее иметь не доллары или евро, а динамично развивающуюся суверенную национальную экономику, эффективно взаимодействующую с надежными партнерами по всему миру. Очень надеюсь, что в Центробанке это всё очень хорошо понимают. В крайнем случае общими усилиями мы Банку России напомним о его настоящих амбициозных задачах.

Последние новости