Курс доллара и евро
 сейчас и на завтра

Более $30 млрд выручки экспортеров прошли мимо биржи. Эксперты предположили, что ЦБ начать формировать в банках новые, как бы не имеющие отношение к регулятору, резервы.

Обязательная к продаже валютная выручка — порядка $30 млрд — не была реализована на открытых торгах, а осела в банках. Об этом «Известиям» рассказали несколько источников, знакомых с ситуацией. Часть экспертов объясняет это устаревшей инструкцией ЦБ, которую регулятор спешно реанимировал для определения порядка продажи. Но есть мнение, что без неофициального одобрения регулятора кредитные организации не пошли бы сейчас на такой шаг. Ведь таким образом они играли против рубля. Если бы выручка прошла через открытые торги, курс мог удержаться в рамках 90 рублей за доллар, оценили эксперты. А один из них предположил, что, возможно, ЦБ не стал исправлять старую инструкцию, чтобы начать формировать в банках новые, как бы не имеющие отношение к регулятору, резервы, которые можно использовать в условиях заморозки старых.

Мимо кассы

Проблема с санкциями, заморозкой счетов и части резервов ЦБ заставила вспомнить старую меру для стабилизации ситуации. Экспортеров обязали продавать 80% валютной выручки. До 3 марта компании должны были реализовать большую часть заработанного в начале года.

— В январе российские экспортеры заработали около $46 млрд. Примерно 10% можно вычесть на расчеты в рублях и сопутствующие расходы, которые инструкция ЦБ позволяет не учитывать при расчете обязательной для продажи части выручки. Получается, что речь идет о примерно $33 млрд, — оценил объемы обязательной для продажи выручки главный экономист ПФ «Капитал» Евгений Надоршин.

Все ждали деньги на биржевых торгах, что было особенно важно в условиях стремительно падающего курса рубля. Большое предложение могло нейтрализовать повышенный из-за неопределенности спрос.

Однако, как рассказали источники «Известий», валютная выручка на открытый рынок не пришла, что видно и по объему торгов, и по тому же курсу. Случайно или нет, но именно в в начале марта доллар на бирже успешно взял высоту в 100 рублей, а потом пошел штурмовать и 120. Что касается объемов торгов, то в среднем за день в той части, где компании реализуют выручку (так называемый спот), в марте они составляли $3,8 млрд, что почти вдвое ниже показателей января-февраля — $7,1 млрд.

То есть недопоступление валютной выручки почти в 10 раз больше средних ежедневных объемов. По оценке Евгения Надоршина, если бы деньги прошли через биржу, то вполне можно было рассчитывать, что курс окажется не выше 90 рублей за доллар. Но очевидно, что эти средства через биржу не проходили.

Как пояснили собеседники «Известий», компании в принципе не могли бы продать выручку напрямую на бирже. Дело в том, что для определения порядка старой-новой меры ЦБ воспользовался инструкцией 111-И от 30 марта 2004 года, которая была принята тогда, когда корпораты напрямую не выходили на биржу. Документом предусмотрено несколько вариантов продажи валютной выручки экспортерами — Центробанку, уполномоченным банкам, а также через уполномоченный банк на внебиржевом или биржевом рынке.

Проще говоря, экспортер должен всю обязательную часть заработанного сдать в кредитную организацию, которая может уже пойти с этими деньгами на биржу или «межбанк» (устаревшее название внебиржевого рынка).

Но эти средства через биржу не проходили, а, скорее всего, осели в уполномоченных банках, сообщили собеседники «Известий». Такого же мнения придерживается и Евгений Надоршин.

Хорошо забытое старое

Валюта в рамках обязательной продажи прошла мимо биржи, согласился вице-президент Ассоциации профессионалов финансового рынка ACI Russia Дмитрий Пискулов. Он полагает, что проблема в устаревшей инструкции:

— Регулятор фактически вернулся к старой инструкции, которая разрабатывалась еще в 90-е годы, когда была введена обязательная продажа, и последний раз обновлялась в начале 2000-х, когда сами компании не имели прямого доступа на биржу. Его они получили в 2017-м.

Как рассказал эксперт, в настоящее время около 50 крупнейших российских экспортеров являются прямыми участниками валютных торгов на бирже и имеют возможность реализовывать там валютную выручку сами. Сейчас же это касается только оставшихся 20% выручки, а в части основных 80% они оказались отрезанными от участия напрямую в организованных торгах.

— Отсутствие обязательной продажи валютной выручки на бирже может создать дефицит предложения валютной ликвидности, а также создает еще несколько рисков. В частности, это обесценивание рубля к иностранным валютам, а также ухудшение условий исполнения и повышенные расходы экспортеров за счет применения нерыночного курса, возникновение множественности курсов, что снижает показательность официального курса ЦБ, — отметил Дмитрий Пискулов.

При этом спрос со стороны компаний, в том числе импортеров, на покупку валюты на бирже традиционно высокий.

Эксперт согласился с оценкой, что если бы объемы обязательной выручки прошли в начале марта через биржу, то курс можно было бы удержать в рамках 90 рублей за доллар. А дальнейшая продажа через открытые торги могла бы более позитивно сказаться на положении российской валюты. Поэтому, как считает эксперт, в данной ситуации уместно большую часть обязательной к продаже выручки или даже всю, как это было в 1998 году, продавать через биржу.

— Прямой доступ к базовым биржевым инструментам для нефинансовых компаний c одной стороны делает валютный рынок более конкурентным, что выгодно для участников внешнеэкономической деятельности, а с другой — улучшает ликвидность биржевого сегмента рынка, что положительно сказывается на курсе ЦБ, — уверен президент Ассоциации корпоративных казначеев Владимир Козинец.

По его мнению, подобный вопрос сейчас возник, поскольку оперативно была реанимирована старая инструкция, которая не предусматривала прямой доступ корпоратов к бирже.

— Эта возможность появилась позже. Уверен, что этот момент оперативно откорректируют, и у компаний появится возможность осуществлять обязательную продажу части валютной выручки в том числе и напрямую на бирже, — подчеркнул он.

Новый запас

Однако экономист Евгений Надоршин уверен, что дело тут не в устаревшей инструкции. Эксперт считает, что банки не оставили бы у себя валюту без неофициальных договоренностей с ЦБ.

— Сами они не могли себе позволить держать такую открытую валютную позицию. Ведь это означает, что они бы играли против курса рубля. ЦБ всегда был против этого и боролся, — пояснил он.

Как предположил экономист, возможно, в условиях заморозки международных резервов Центробанка, речь может идти о создании новых резервов, которые формируются в отдельных банках. Конечно, сейчас невозможно определить, в каких именно, поскольку регулятор разрешил кредитным организациям не раскрывать свои балансы. Но, как считает Евгений Надоршин, очевидно, что это должны быть банки не под санкциями и чье попадание в списки не ожидается.

— Это своего рода новые распределенные резервы, но в данном случае в тайне остается не валютная структура, а отношение к ЦБ, — отметил он, добавив, что в защиту этой версии есть несколько аргументов. — Прежде всего, то, что регулятор разрешил банкам не раскрывать балансы, поэтому до июля этого года информация о валютной позиции будет скрыта от внешних наблюдателей.

И это не позволит установить связь с Центробанком, который при необходимости может использовать эти средства для валютных интервенций чужими руками или для иных целей, уточнил экономист.

Также 21 марта ЦБ существенно смягчил условия по формированию банками резервов под валюту.

— Если ЦБ использует валютные счета банков как некие распределенные резервы, то это решение вполне логично. Зачем заставлять банки резервировать средства с того, что они держат не для своих нужд? — привел аргумент Евгений Надоршин.

Пресс-служба Центробанка в понедельник не ответила на запрос «Известий».

Последние новости

© Audit-it.ru, 2013 - 2022 Реклама на сайте
или оставьте свои отзывы и предложения
Для iOS:
Для Android: