Курс доллара и евро
 сейчас и на завтра

Кто "прошляпил" золотовалютные резервы России?

Тезис Антона Силуанова об «искусственном дефолте», который коллективный Запад хочет устроить в России, весьма симптоматичен. Глава Минфина дает понять: заморозка золотовалютных резервов ЦБ — наиболее тяжелая для отечественной экономики мера из всего бесконечного набора санкций. Но как такое могло вообще произойти, неужели нельзя было предвидеть подобный сценарий и сделать все, чтобы он не состоялся - спросили мы экономистов.

Ответ не лежит на поверхности. Однако очевидно, что с ходу набрасываться с обвинениями (как вы могли это допустить?) в адрес двух столпов монетарной политики страны, отвечающих за золотовалютные резервы России, — ЦБ и Минфина — не следует. Начнем с того, что США и Евросоюз заморозили транзакции по резервам ЦБ, находящимся в западных юрисдикциях, чем связали руки российскому регулятору, лишив доступа к ним. Но ни о какой конфискации речи нет: деньги официально остались нашими, только пользование ими заблокировано.

Однако в текущем моменте нам от этого не легче: ведь именно золотовалютные резервы используются для выравнивания курса рубля к иностранным валютам. Заморозив этот ресурс, Запад выбил из-под рубля главную опору: теперь ЦБ не сможет заниматься интервенциями в его поддержку чисто технически. Это как если разом отпилить у табуретки две ножки: балансировать на оставшихся двух (золото и юань) можно, но это уже будет феерическое искусство, посильнее «Фауста» Гете.

Международные резервы ЦБ в размере $643 млрд включали в себя ценные бумаги иностранных эмитентов ($311 млрд), наличные и депозиты в иностранных банках на $152 млрд.

На территории России находится монетарное золото примерно на $140 млрд, еще более $30 млрд размещено на балансе МВФ и специальных правах заимствования (SDR).

В евро хранится 32,3% активов Банка России, в золоте — 21,7%, в долларах — 16,4%. Остальные распределены между юанем, фунтом стерлингов и другим валютам.

Что касается географического распределения, то на объявившие санкции страны (Францию, Германию, США, Великобританию, Австрию, Канаду) приходится порядка 40% отечественных резервов, еще 13,8% - на Китай, 10% — на Японию.

Иными словами, наш государственный кошелек на три четверти не находится под нашим контролем. Антон Силуанов назвал точную цифру резервов, которые оказались сейчас для государства недоступны: $300 млрд.

Как же так? Ведь подобную ситуацию можно было предвидеть. Во всяком случае, механизм заморозки национальных ЗВР запускался Западом и ранее: прецеденты имели место в Ливии в 2011-м, в Иране в 2012-м, в Венесуэле в 2019-м и совсем недавно в Афганистане в 2021-м.

«Хранение золотовалютных резервов на счетах в иностранных финансовых учреждениях — это абсолютно нормальная практика, - рассказывает старший аналитик компании Esperio Антон Быков. - Она продиктована характером торгово-экономических отношений России с другими странами, надежностью выбранных организаций и валюты хранения.

Наша страна получает огромную экспортную выручку, и если бы все эти средства конвертировались в рубли, то курс рубля был бы завышенным. Для потребления россиян это хорошо, но для всей российской экономики, с ее преобладающей долей производственного сектора, это стало бы сильным ударом по конкурентоспособности, который в итоге привел бы к рецессии и обвалу национальной валюты».

ЦБ и Минфин не могли предвидеть ситуацию «экономической войны» и поэтому действовали в стандартной логике, разместив половину ЗВР на счетах в иностранных институтах, рассуждает Быков. По его мнению, ожидать такого поворота после начала спецоперации на Украине было сложно: даже для западных аналитических агентств он казался чем-то из области фантастики, по причине своей термоядерной деструктивности. Иначе резервы были бы размещены в других инструментах, уверен эксперт.

Хотя и тут возникли бы проблемы: даже китайский рынок с трудом мог бы абсорбировать такую сумму. В итоге выбор был бы таким: купить на нее золото либо перевести в рубли. В первом случае баланс ЗВР оказался бы полностью зависим от спекулятивных цен на золото, во втором мы бы получили снижение конкурентоспособности экономики и сложности при обслуживании торгово-экономической деятельности. Так что предвидеть этот «удар в спину» со стороны Запада и защититься от него было невозможно.

«Предусмотреть такой сценарий вряд ли кто-то мог, - говорит финансовый эксперт Светлана Самойлова. - Есть универсальное банковское правило: если государство формирует резервы в валютах других стран, они хранятся там, где эта валюта действует. То есть, евро должны физически находиться в Европе, доллары – в США, юани – в Китае. То же самое было бы, если бы ФРС или ЕЦБ пополняли свои резервы рублями – тогда эти средства хранились бы на счетах в России».

В общем, опрошенные «МК» эксперты не спешат обвинять ЦБ и Минфин в недальновидности: те проводили свою политику в отношении финансовых резервов страны в соответствие с принятой в мире экономической логикой. Что, кстати, лишний раз свидетельствует: Россия не готовила заранее никаких боевых действий и спецопераций в соседних странах.

Последние новости

© Audit-it.ru, 2013 - 2022 Реклама на сайте
или оставьте свои отзывы и предложения
Для iOS:
Для Android: