Курс доллара и евро
 сейчас и на завтра

Экономист Хазин: У меня глубокое убеждение, что через 1-1,5 мес почти все санкции отменят

«У нас есть огромное количество малых предпринимателей, которых гнобили последние 20 лет жесточайшим образом. Гнобили, гнобили, а тут им скажут: даем вам денег, сколько надо, под ноль процентов. Мы даем вам 20 миллионов на строительство заводика. Если вы заводик построили, идете в банк, где вам выдадут кредит в объеме стоимости этого заводика под 0,5 процента, и вы его выкупаете в свою собственность», — такую перспективу нарисовал основатель и руководитель фонда экономических исследований М. Хазина Михаил Хазин в интервью «БИЗНЕС Online».

«Знаете, есть такая милая статья, «Саботаж» называется?»

— Михаил Леонидович, как вы оцениваете полугодовое ограничение Банком России на снятие валюты со счетов и вкладов до 10 тысяч долларов? К каким рискам привел бы переток валюты в руки граждан?

— А как вы хотите? Народ снимает огромные деньги. Его же напугали. Если бы Центробанк не повышал ключевую ставку, если бы он следил за курсом, то никто вообще не дернулся бы. Но они курс подняли, народ испугался, что курс будет расти еще дальше, и стал снимать огромные деньги. По оценке Центробанка, триллион рублей.

— То есть люди стали снимать с долларовых депозитов?

— Нет, народ начал рубли снимать, чтобы купить доллары. В банках долларов нет, потому курс растет. Это означает только одно: тотальная некомпетентность руководства Центрального банка.

— Ограничение не потому, что валюты в стране нет?

— Нет. Потому, что Центробанк ведет себя, как дебил. Понятно, что рублей в стране больше, чем валюты, ясно, что если все деньги, лежащие на депозитах, люди начнут перекладывать в доллары, то все посыпется. Поэтому Центробанк теперь пытается административными мерами это остановить. А сначала они, вместо того чтобы административными методами прекратить спекуляции, стали повышать ставку. А знаете, почему? Потому что они выдали банкам для поддержания ликвидности бешеное количество рублей. И банки тут же стали эти рубли менять на доллары у себя, и курс побежал вверх. Народ испугался, как в 2014 году, и побежал снимать свои рублевые депозиты и менять на доллары. В результате спрос на доллары очень сильно превысил нормальные значения. Что нужно сделать? Убрать Набиуллину.

— Считаете, что объективных оснований для валютной паники и такого высокого курса доллара к рублю в России нет?

— Нет. Да у нас цена на нефть и газ запредельная! Нам говорят: мы запретим экспорт углеводородов. Запретите куда? В США? Так мы туда и так очень мало поставляли. Это во-первых. Во-вторых, нам есть куда поставлять — Китай, Индия, страны Африки. Спрашивается: зачем волноваться?

— Западные партнеры уходят из российских компаний, и производство встает — от самолетов и автомобилей до памперсов и детского питания. Как этому противостоять?

— Памперсы, детское и собачье питание мы производим в России. С точки зрения российского законодательства, если у иностранной компании есть локализованное в нашей стране производство и они его закрывают, такое называется «умышленным банкротством», а это уголовная статья. Берется директор под белые ручки, и ему говорят: тебе дается два дня на восстановление производства и уплаты зарплаты, иначе мы тебя посадим в тюрьму. Директор звонит западным хозяевам, а они отвечают: мы ничего не знаем.

— Но с «Макдоналдсом» и всеми другими компаниями мы не видим такого. Все закрываются.

— Значит, наше государство хлопает ушами, потому что все боятся. Так не надо хлопать! Опять же, нужно понимать, что у нас чиновники принимать решения не любят. Надо позвонить генеральному прокурору Краснову или в следственный комитет Бастрыкину, чтобы они начали действовать. В отношении бездействующих чиновников в том числе. Знаете, есть такая милая статья, «Саботаж» называется?

— Но дело в том, что комплектующие и сырье поставляются из-за рубежа.

— Есть то, что мы производим сами. Например, IKEA мебель делает в России, у них тут три фабрики. Или привозит из Китая. Все договоры есть, все официально оформлено — производи и продавай. А если они такого не делают, то это уголовная статья «Умышленное банкротство». Если немцы нам что-то не поставляют, мы им говорим: умышленное банкротство — это уголовное преступление, вы зарплату не платите, а поскольку ваши местные директора разбежались, мы сами будем управлять, как умеем. Просто это надо делать.

«Уберем Набиуллину и деньги напечатаем. Не для потребления, а для инвестиций»

— К сожалению, локализация самолетостроения и автомобилестроения у нас низкая. Как с этим-то быть?

— Хорошие специалисты начинают разбираться, что мы можем быстро локализовать. Что быстро локализовать не можем, надо быстро закупить в Китае, Индии, Юго-Восточной Азии. Если это невозможно, то начинаем придумывать, как этот вопрос можно решить. Но у меня глубокое убеждение, что через месяц — полтора они почти все санкции отменят, потому что невозможно жить в Евросоюзе при цене на газ 3,5 тысячи долларов за тысячу кубометров.

— Насколько велика вероятность обойтись Западу без наших нефти и газа?

— Нет у них такой возможности. Теоретически они за два — три года могут принять какие-то меры, но это стоит огромных денег, а самое главное, в этом нет никакого смысла: фактически, чья-то нефть пойдёт в Западную Европу, а наша — на их место в Юго-Восточную Азию. Кроме того, мы пока говорим только о нефти и газе, а еще есть продукты питания. Украина и Россия — крупнейшие поставщики пшеницы на мировые рынки. Россия — крупнейший поставщик удобрений на европейские рынки. И если даже предположить, что азотное удобрение они делают сами, то они его делают из нашего газа. Если у газа цена две тысячи долларов, то сколько будут стоить эти удобрения, эта пшеница? Я считаю, что европейцы долго не протянут. Из этого и нужно исходить.

— Будет ли у нас индустриализация по типу 30-х годов 20 века?

— Будет. Придется делать. Правительство должно этим заниматься. Каким образом? Нам нужны инвестиционные деньги. Мы уберем Набиуллину и деньги напечатаем. Не для потребления, а для инвестиций. Дальше нужно создать институты развития, у которых должен быть координационный центр. Например, Институт народнохозяйственного прогнозирования, у которого есть межотраслевой баланс. Есть кафедра Ведуты на Экономическом факультете МГУ, есть Фонд экономических исследований Михаила Хазина…

Уволим либералов из минфина, сделаем нормальное министерство экономики, присоединив к нему министерство промышленности, как это было в 90-е годы, чтобы в нем были макроэкономические и отраслевые департаменты вместе. Дальше мы пишем план — что нам надо, затем объявляем конкурсы на строительство определенных импортозамещающих производств. Мой знакомый бизнесмен, послушав меня, комплектующих закупил на год вперед, и сегодня у него заказы за месяц выросли на 300 процентов.

— Фактически нужно воссоздать советский Госплан?

— Это не Госплан, поскольку Госплан всем давал ресурсы и планировал. Нет, надо понять, что нам надо, а дальше предложить бизнесу 20 миллионов рублей на производство, например, шурупов: кто готов построить завод по производству шурупов?

— А если возьмут деньги и украдут, ничего не сделав?

— Все банки всегда занимались проектным финансированием: у бизнесмена счет в банке, и банк следит, куда идут деньги. Как бизнес украдет?

— То есть банк отвечает за инвестиции?

— Конечно. Но для этого у банков должны быть проектные офисы. Сегодня в банках проектных офисов нет, их надо создавать. У нас только есть отделы по торговле ценными бумагами.

— Но разве можно быстро создать проектные офисы в банках?

— Почему нет? У нас нужных выпускников выше крыши! Любой выпускник ВШЭ экономики не знает, но работать в проектном офисе вполне сможет. Разумеется, он не знает, что и как делать, но бумажки оформлять он отлично умеет.

— Считаете, инфраструктура для проектного финансирования быстро развертывается?

— Мгновенно! Это работа на пару месяцев. Но этим должен заниматься Центральный банк. Нужно создавать сеть по регионам, а институты развития — с ограниченной банковской лицензией. Никаких валютных лицензий, исключительно проектное финансирование! И дальше, поняв, что нужно, направить бизнесу деньги и начать производство. У нас сегодня заводится потребительского и промышленного ширпотреба на 300 — 350 миллиардов долларов в год. Представляете, сколько всего мы можем произвести?

— Да, но нам нужны современные станки.

— А здесь нужен другой подход. Например, частники закупили много станков, при этом они не заняты полный день. Значит, нужна система аутсорсинга, информирование: у этой компании станок два часа свободен, можно им сделать заказ. Да, станки нужно закупать.

— А где? Германия закрыта.

— Южная Корея продаст. На худой конец, Китай. Только этим надо заниматься!

— А правительство этим пока не занимается, считаете?

— В правительстве нет подходящих людей, там сидят лоббисты крупных компаний. Они занимаются тем, что следят, чтобы выделенные бюджетные деньги не прошли мимо их компании. Вон, возьмите пример с якобы заявления Китая о том, что он нам не продаст авиа запчасти. Есть у меня подозрения, что эти запчасти закупались через «прокладку» в каком-нибудь Гонконге, чтобы российский чиновник, который за это отвечает, получал откаты. А счёт в Гонконге — долларовый, и теперь его использовать нельзя. А напрямую в Китае тоже покупать не хочется, потому как — а где откат?

«Эффективный менагер» не скажет, что нужно сделать, он вообще не понимает, о чем речь»

— Выходит, всё правительство надо менять?

— У нас в авиастроительной корпорации нет ни одного человека, который строил бы самолеты; в судостроительной компании — нет ни одного человека, который строил бы суда; в министерстве промышленности нет ни одного человека, который хоть когда-то работал бы на заводе. Это всё «эффективные менагеры». Это люди по распределению финансовых потоков. А нам нужны люди, которые умеют что-то делать. Во главе крупных корпораций нужно поставить специальные штабы, в которых сидят люди с профильным образованием. У нас есть станкостроительные заводы — да, их мало, их не хватает, но они есть. У нас есть станкостроители — давайте мы их назначим в штаб и спросим, что нужно сделать. «Эффективный менагер» не скажет, что нужно сделать, он вообще не понимает, о чем речь.

— У Сталина был «орден меченосцев», а Путину на кого опираться?

— У Путина есть большое количество спецслужб и масса выпускников различных вузов. И у нас есть огромное количество малых предпринимателей, которых гнобили последние 20 лет жесточайшим образом. Гнобили, гнобили, а тут им скажут: даем вам денег, сколько надо, под ноль процентов. Мы даем вам 20 миллионов на строительство заводика. Если вы заводик построили, идёте в банк, где вам выдадут кредит в объеме стоимости этого заводика под 0,5 процента, и вы его выкупаете в свою собственность.

— Это в мирное время надо было делать.

— Наоборот, в мирное время это было невозможно, потому что везде сидели «эффективные менагеры» и всё разворовывали. А сегодня кризис. И возникает вопрос: либо у вас будет через три месяца завод, либо не будет. Конечно, по дороге придется кого-нибудь «расстрелять». А что делать?!

— Выходит, Путину надо начинать с замены правительства?

— Мишустин пытается пробить вот эту вот бюрократию, чтобы хоть что-то куда-то шло. Что-то у него получилось, что-то нет. Ему в этом деле нужно помогать. С моей точки зрения, надо уволить нынешнее министерство экономического развития, министерство промышленности, назначить толкового человека министром экономики, назначить его одновременно вице-премьером, поручить ему за три месяца создать работающее министерство, в котором есть департамент макроэкономики и отраслевые департаменты. А дальше подчинить этому министерству минфин. У нас сегодня, наоборот, минфин руководит, потому что цель у либералов — ликвидировать развитие. А чтобы ликвидировать развитие, нужно было убрать штаб стратегического развития, поэтому министерство экономики превратили в департамент минфина, по сути.

— Кто мог бы быть организатором экономического блока правительства?

— Такие люди есть, но я не назову их фамилию. Если такого человека назвать, а охрану ему не дать, его просто уберут.

«Украина объявила нам войну 23 февраля»

— Как вы считаете, наша военная спецоперация — спонтанная, решение о которой было принято в последний момент, и поэтому все мы оказались неготовыми к последствиям? Или Путин последние 8 лет готовился к ней?

— Уже есть все материалы о том, что Украина планировала начать военные действия в начале марта. Уже 22 февраля они объявили всеобщую мобилизацию, а 23 февраля она была объявлена вслух. Во всех учебниках по военному делу написано: объявление мобилизации — это объявление войны. То есть Украина объявила нам войну 23 февраля. Представьте себе, что СССР начал бы войну с Германией 18 июня 1941 года. Мы ее выиграли бы быстрее и с меньшими потерями. Украина уже была готова начать военную операцию. Ждали тактическое ядерное оружие, и у них уже всё было готово для получения грязной бомбы. Представьте, что они сбросили грязную бомбу на Ростов-на-Дону или на Воронеж.

— Грязная — это что значит?

— Грубо говоря, это когда над городом взрывают большой боезапас с высокоактивными радиоактивными веществами. Народ в панике начинает убегать, заполоняя все дороги, и танкам не пройти. Всё к этому было готово! Мы их опередили совсем немного. Именно поэтому они так долго сопротивляются — они были отмобилизованы, и топливо у них было запасено. Но при этом что хотят США объективно? Соединенные Штаты хотят оттока из Евросоюза капитала в триллион долларов. Потому что к выборам надо получить хоть какой-то результат, иначе у них катастрофа.

— То есть им выгоден этот хаос?

— Да! А Великобритания очень хочет разрушения Евросоюза под это дело. Обратите внимание: сначала они провоцируют Евросоюз на санкции, а сами… Помяните мое слово: когда вся эта пыль развеется, то выяснится, что к концу апреля все вернутся. Макрон уже сказал «Ашану» и всем остальным: из России не уходить. Но при этом вопрос: а пускать их обратно или нет? Ребят, вы же ушли. Теперь, пожалуйста, если хотите вернуться обратно и получать прибыль, вы представите план локализации, через три года всё производство должно быть здесь. Не завозить ничего. Все производство, все чертежи должны быть здесь. Они говорят: «Ну вот, это секретная тайна, туда-сюда». Ничего не знаем. Нет? До свидания. Hyundai же локализовал под Питером. Не знаю, они успели или нет. Полностью локализация должна была быть.

— Даже АвтоВАЗ стоит. Оказывается, у него 20 процентов комплектующих иностранные.

— Правильно, потому что это же Renault. Там есть какие-то сложности в коробках передач, еще чего-то. В чем проблема? Давайте у Nissan возьмем или у KIA. Ну и все. На самом деле было бы желание, это все возможно. Только надо это делать.

«Путин оказался наиболее адекватен из всех мировых лидеров»

— У вас позитивный план, но ощущение, что под этот позитивный план двух фундаментальных вещей не хватает: первая — идеология, а без нее невозможно существование государства и элиты, вторая — нынешняя элита-то под нож должна пойти, она не способна перестроиться.

— Она и пойдет под нож. Она не может сопротивляться, они ничего не умеют делать. Только считать украденные деньги.

— А где новую элиту возьмем?

— А сколько народу вообще работает вот так активно? В любой стране порядка двух миллионов человек, ну 2,5 миллиона. Все остальные — это офисный планктон, который можно менять. Вы хотите сказать, что у нас в стране нет 2,5 миллиона человек? Есть. Я сейчас имею в виду тех, кто работает.

— Кто работает — да, но я думаю, что элиту негде взять, она вся компрадорская, по большому счету.

— Вот чем сейчас занимается Путин? На самом деле мы увидим, он же должен произносить через месяц послание. Вот мы и посмотрим, что он скажет. Помяните мое слово: скажет он очень жестко. А у него нет пути назад, он вот этой операцией все эти разговоры «Путин все слил» закончил — всё!

— Да, он пошел ва-банк.

— Ну это не ва-банк, поймите, Украина же готовилась первой напасть. Кроме того, есть объективный процесс распада мировой долларовой системы. Он же объективен. Вопрос только в том, кто более адекватен этому процессу. Путин оказался наиболее адекватен из всех мировых лидеров. В то же время те люди, которые Украину толкали против нас, — это те люди, которые в рамках данного процесса исчезают. Ну вот Трамп останется, а банкиры, вот это глубинное государство американское, оно исчезнет. Трампу надо полностью вычищать управленческие элиты. Эти ребята тоже понимают, что всё, их будут зачищать, потому они решили также сыграть ва-банк.

— Демократическую партию США вы имеете в виду?

— Это не только демпартия.

— Демпартия и deep state, да?

— Да-да-да. Я сейчас не буду влезать в детали, потому что мы запутаемся, кто куда, неважно. Есть люди, которые при разрушении этой мировой долларовой системы умрут. Они умирать не хотят, потому решили перейти к такой цифровой диктатуре. Для этого они решили использовать Украину. Именно против России, поскольку Путин максимально адекватен ситуации, он наиболее опасен для банкиров-либералов. Но не вышло.

«Царь-батюшка должен встать и сказать: ребята, всё, шутки плохи»

— Нет ощущения, что додавят Россию в этой ситуации?

— Нет. А сейчас уже все понятно. Армия зачищает и достаточно успешно, все по плану. Что касается всего остального, — это война воли. Они нас пугают: а вот мы это отменим, а вот это запретим — в расчете, а вдруг русские сдадутся. А Путин не сдается. А дальше у них уже начались разговоры: ребят, а мы-то сами что будем делать? Но нужно еще при этом понимать, что современная западная политическая культура— это культура тотальной безответственности. То есть я что-то говорю, а мне за это ничего не будет. Он сказал: «Сейчас мы этих… Кровавого тирана…» А у них бац — и цена на газ выросла в три раза. К нему приходят люди и говорят: «Ау?..»

— Но на валюту, по сути, запрет произошел — не купишь. Выехать за границу почти невозможно — Запад закрыт. Boeing, Airbus встанут скоро, потому что нет запчастей и техобслуживания.

— Ну, во-первых, техобслуживание мы можем делать и сами. Что касается запчастей — если очень надо, то привезут. Ну я не знаю, мне даже смешно об этом говорить. А карточку нужно завести UnionPay.

— То есть разведкой будут привозить, условно говоря, через Китай?

— Неважно, как. Ну это же смешно. А кроме того, вы не забудьте, что американцы запретить-то запретили, а Корее-то разрешили технологические товары поставлять в Россию.

— Западные компании сотнями у нас закрываются, и сотни тысяч людей остаются без работы.

— Освобождают рынок для нашего производителя.

— Спрос везде сейчас падает.

— Да, потому что закрывают рабочие места.

— Инфляция 30 — 40 процентов, 50 уже по году гарантировано, уже цены возросли на 30–40 процентов на всё. Уровень жизни падает…

— Но еще имеет место вредительство. Антимонопольный комитет ничего не делает. На каком основании вы цены повышаете? А потому, что Центробанк ставку поднял. Ну, значит, нужно убирать Набиуллину, делать ставку два процента. А дальше, налоговая говорит: ребята, была ставка 8 процентов, стала 2 процента, по этой причине цены по сравнению с тем уровнем, который был у нас на 23 февраля, будьте любезны опустить. Кто не опустил, с того налоговая взимает штраф в 3 раза больше незаконно полученной прибыли. Всё! Но надо работать. Вот если вы не работаете, тогда у вас ничего не будет. Нет, ну понятно, что эти чиновники ничего делать не хотят. Они и не умеют, и не будут. Ну так надо их увольнять всех.

— Но мы ждем, когда царь-батюшка всё сделает…

— Да, царь-батюшка должен встать и сказать: ребята, всё, шутки плохи.

— Потому что, если мы с вами выйдем на митинг, нас разгонят…

— Не надо выходить на митинги. Я недавно выступил у Соловьева и сказал: ребята, надо срочно отменять закон о банкротстве, потому что при такой ставке банкротами станут все, и в результате всё остановится. Вот, прошло два дня, и приостановили закон о банкротстве. Если вы даете правильный совет, то реакция есть. Но только он должен быть правильным.

«Китай не может нас подвести, потому что они следующие»

— Как считаете, на Китай можно рассчитывать? Он ведь сам санкций боится. А если продает что-то, то завышает цену в три — четыре раза.

— По такой завышенной цене у них никто не возьмет. Через месяц подавляющее число санкций отменят. Или американское оборудование продадут корейцы. Они на это получили официальное разрешение. Вы не держите американцев за дебилов. Если они собираются через месяц отменять санкции, зачем им создавать проблемы?

— Вы думаете, они собираются через месяц отменять санкции?

— А вы считаете, что они решили накрыться белой простыней и медленно ползти по направлению к кладбищу? Это не американский стиль. Европейский — да. Ну вот как это было? Давайте историю вспомним. Золотая Орда и русские княжества. Золотая Орда договорилась еще на ранней стадии, что русские князья 10 процентов привозят. А тут год не везет, два не везет, три не везет, четыре не везет. Они присылают депутацию. Депутацию, как водится, поят, кормят, в баню водят — все хорошо, а денег не дают. И так проходит 10 лет, 20. Наконец-то Орда не выдерживает, собирает рать и идет. Тут же выходит им навстречу русский князь. Ну, понятно, у татар в войске половина русских, а у русских — половина татар. Дальше они тешат удаль молодецкую. И князь говорит: «Ну что же вы сразу-то не сказали, что вы всерьез? Вот вам ваша дань». Ну как это делается в мире?

Да это же известный анекдот. Приехал барин, гуляет по своему поместью и спрашивает: «А что же такой ручеек красивый, а мостика нет? Надо сделать мостик». Управляющий говорит: «Хорошо». Через год барин снова приезжает, на это место приходит — нет мостика. И тут барин оборачивается и управляющему как в морду — хрясь! На следующий день снова приходит — стоит мостик. «Послушайте, — говорит, — ну один день. Что же вы целый год тянули, да еще и получили по морде?» Управляющий говорит: «Не было настоящей команды». Ну мы же люди взрослые, мы же понимаем, что, если нет настоящей команды, можно продолжать лежать на диване. А если есть, то надо встать.

— Возвращаясь к Китаю: как вы думаете, они нас не подведут? Могут быть партнерами?

— Китай не может нас подвести, потому что они следующие. А кроме того, у них Тайвань. Подумаешь, какие-то мелкие бизнесмены чего-то говорят…

— Но речь идет о крупном бизнесе — о Huawei…

— Я понимаю, я все понимаю. Но это же китайцы, а китайцы очень любят подзаработать денег. Что нужно делать? Ну хорошо, если вы не хотите, то мы скажем Путину. Путин позвонит Си и скажет: «Ты хочешь, чтобы мы поддержали твое вторжение на Тайвань? А тут твой Huawei…».

— А вот Девятов не верит во вторжение, он считает, что Тайвань мирно к ним придет.

— Девятов — человек, конечно, очень умный, но у него свои представления о жизни. Он пока не понял, что происходит. В его понимании есть элиты, которые между собой взаимодействуют. А то, что они при этом взаимодействуют в конкретной экономической ситуации, он не понимает. А я, наоборот, всю экономическую ситуацию понимаю. Просто надо учитывать вот это обстоятельство. И по этой причине не может себе сейчас позволить Си перед съездом не присоединить Тайвань. Не может!

— На Турцию и арабский мир можно положиться России, как считаете?

— Что недавно произошло? Байден попытался позвонить наследному принцу Саудовской Аравии, эмиру Объединенных Арабских Эмиратов, эмиру Дубая и поговорить на тему Украины и нефти. Что ему сказали шейхи? «Милок, мы тут уже во всем с Россией договорились. Оснований для продолжения беседы нет». Я могу продолжить: мой товарищ, который три дня тому назад подписывал контракт с шейхами в Саудовской Аравии, их спросил: «Почему вы так любите Путина?» Они сказали следующее: «За 20 лет ни одно из тех обязательств, которые взял на себя Путин — что в письменном виде, что в устном, — он не нарушил. А американцы, чуть конъюнктура меняется, отказываются даже от своей подписи». А при этом ресурсы у американцев совсем не те, что были в 70-е годы.

А турки посмотрели на Украину и прикинули: если с Украиной Россия справилась 20 процентами своей армии, то, может быть, еще 20-тью она с турками справимся? И они сразу стали чесать репу и думать: а-а-а, ха-ха, хо-хо…

«ШУТКИ В СТОРОНУ — ВСЁ, ЭТО УЖЕ ИДЕТ ИМПЕРИЯ»

— Ну, честно говоря, особо не видно, что мы пока справились. Конечно, по временам военной цензуры такие слова опасно говорить…

— Справились, справились. У меня есть знакомые, которые мне рассказывают все в деталях.

— Но Харьков не взяли, Одессу не взяли, Киев не взяли.

— А зачем? Пускай там нацики друг друга убивают, это их проблемы. Наша задача — ликвидировать украинскую армию. Мы сделали кольца, сейчас мы ликвидируем эти подразделения. А дальше мы пойдем на запад, до Львова. И шутки в сторону — всё, это уже идет империя. Это не Советский Союз, который помогает братьям. А империя как работает? Помните, была такая Ногайская Орда? Ей несколько раз говорили: «Не надо торговать русскими людьми, продавать их в рабство». Ногайцы сказали: «Мы лучше всех знаем». Ну и все — нет Ногайской Орды. И никаких не может быть претензий, потому что их много раз предупреждали. Киеву 8 лет говорили: «Не надо делать этого, не надо делать того».

— То есть у вас нет сомнений в поступательном движении на Украину?

— Абсолютно.

— Почему информационно мы проигрываем, как считаете?

— Анекдот есть. Елисейские Поля, кафешка. На террасе кафешки сидят два танкиста, и перед ними стоят два наших танка. Они пьют кофе и смотрят на танки, смотрят на официанта и говорят: «Знаешь, пожалуй, информационную войну мы все-таки проиграли». Понимаете, да? Мы в другую игру играем. Ну хорошо, они там вопят, кричат. Я вижу людей, у которых паника. Только паника у них не оттого, что мы войну начали, а из-за того, что у них мир рассыпается. Они поверили в либеральную мечту. А ее больше нет, Бобик сдох. Ну и поэтому они переживают. Они куда-то хотят бежать. Куда они хотят бежать? В Европу, где будут через полтора года бегать банды исламистов и отбирать у всех еду? Ну мы же понимаем, что там будет. Мы-то понимаем. Они не понимают. Империя всегда склонна договариваться. Вот, например, Хивинское ханство — сначала мы его завоевали, туда пришел отряд русских, потом хан говорит: «Ну ладно, ребята, вы показали — вы сильнее. Давайте договариваться». — «Отлично. Вот то, то, то». Он своего сына прислал в Петербург, вроде как бы в заложники, но сын-то Шамиля был генералом Русской армии. А я вам зуб даю, что Шамиль-то про себя понимал, что у него все будет хорошо и у детей его все будет хорошо.

— К Украине вернемся. Наша задача — армию ликвидировать. Хорошо, ликвидировали. Но ведь мы оставим там население, которое мало того что много лет обрабатывали против русских, а сейчас уж они вообще будут ненавидеть Россию.

— Вот поэтому не нужно брать Харьков, Чернигов, Киев. Пусть население «полюбит» своих нациков, которые сейчас будут их мучать. Ну пусть! А через два месяца те, кто будет из Киева, станут ненавидеть нациков лютой ненавистью, а нас, наоборот, любить. Ну и все. Понимаю, что это цинично, но, простите, речь сейчас идет о выживании. Как говорил Владимир Владимирович: Россия должна выжить. А они пусть свои проблемы решают сами. Они же не послушались, хотя им говорили: «Давайте вместе». — «Нет, мы сами». Ну, давайте сами…

«САНКЦИИ БЬЮТ СИЛЬНЕЕ ВСЕГО ПО ТЕМ ЛЮДЯМ, КОТОРЫЕ БОЛЕЕ ВСЕГО НЕ ЛЮБЯТ ПУТИНА»

— В декабрьском интервью нашей газете вы говорили, что наступит февраль — и Путин правительство поменяет. Но и спецоперация началась, и март наступил…

— В этих ситуациях срок — это понятие растяжимое. Если я говорю, что к началу года поменяется, то я имел в виду, что Путин произнесет послание, и станет понятно. Он его еще не произнес. Но, по моему, уже всем очевидно, что с либеральным правительством после украинской операции быть нельзя.

— Тогда мы переходим к мобилизационной, военной, экономике?

— Относительно. Западная Европа — да, у них такое действительно будет. Потому что когда им будет нечего есть, тогда мы на них и посмотрим. У нас голода не случится, но да, придется строить заводы.

— Но карточки, наверное, введут?

— Не уверен. Смотрите, санкции бьют сильнее всего по тем людям, которые более всего не любят Путина.

— Но бьют по среднему классу и богатым.

— Среднего класса у нас нет. У нас есть люди бедные и те, которые пыжатся. Если сейчас начнется расцвет… Вспомните 1999–2002 годы: 12 -15 процентов экономического роста. Давайте мы повторим эту модель!

— Возможно ли это в условиях автаркии?

— Какая автаркия? Китай, Индия, Иран, Турция, Египет… Ничего себе автаркия — 4 миллиарда человек под боком. А эти полтора миллиарда выпендриваются. Ну и пусть выпендриваются — им же хуже. Им же сказали — Путин приехал к Си и сказал Западу: «Вас теперь меньшинство! Сидите тихо». Те сказали: «Нет, мы крутые!» Ну крутые — и хорошо. И показали.

— Мобилизационная экономика — это государственные большие проекты. А что малому и среднему бизнесу?

— МСБ будет получать инвестиции под полпроцента. Ну и все, будет ему счастье.

— Под новые производства?

— Да. На первом этапе — проектное финансирование, а далее выясняется, что ему нужны гайки. Кто хочет сделать гайки? Вот, пожалуйста, малый бизнес будет делать гайки.

— Для того, о чем вы говорите, нужен другой климат в стране, другой воздух.

— Будет другой климат.

— Вы так оптимистично сказали обо всех этих гайках, проектном развитии…

— Во-первых, я оптимист. Во-вторых, я на эту тему думаю 25 лет, с 1996 года. Первое мое публичное выступление было организовано в 2000 году. С тех пор моя позиция не изменилась.

— Ваши бы слова да Путину в уши…

— Открою вам страшную тайну: у Путина такое же мнение в части российской экономики. Вопрос только в одном — когда он даст отмашку. Считаю, что пока он спецоперацию на Украине не закончит, отмашки не будет, потому что надо завершить вот с этим. Это в чистом виде управленческая технология: нельзя наносить удар по двум расходящимся направлениям.

— Лишь бы страну не накрыл социальный взрыв к этому времени.

— Да не будет никакого социального взрыва. Народ страшно доволен. В кои-то веки начали этих нациков гнать… А там и за наших прихватизаторов возьмутся. Народ счастлив. Да, есть будем не так красиво (но не меньше!), но мы же люди привычные.

— Когда все же завершится конфликт, активная его фаза?

— Думаю, активная фаза точно завершится к концу апреля, а дальше начнется денацификация. Но это уже отдельная тема.

— Михаил Леонидович, спасибо за оптимистичный разговор!

Последние новости

© Audit-it.ru, 2013 - 2022 Реклама на сайте
или оставьте свои отзывы и предложения
Для iOS:
Для Android: