Курс доллара и евро
 сейчас и на завтра

Наличка осталась? Поможет ли массовое снятие денег со счетов пережить кризис.

Экономические потрясения и неопределённость часто становятся причинами массовой паники и необдуманных поступков. После введения санкций против российских банков и резкого падения курса рубля к банкоматам во многих городах России выстроились километровые очереди. Люди побежали снимать деньги, опасаясь, что их накопления и вклады могут сгореть, а пластиковые карты — перестать обслуживаться. Всего за день оборот наличности в России вырос на 1,4 трлн рублей. Насколько оправданы страхи россиян и стоит ли переводить виртуальные рубли в реальные — «Секрет фирмы» спросил у экспертов.

Как это было в 90-е?

В 1998 году Россия уже переживала масштабный кризис, итогом которого стал дефолт государства по долговым обязательствам, обесценивание рубля, лопнувшие банки и сгоревшие вклады. При этом буквально за три дня до «чёрного понедельника» (17 августа 1998 года) первый президент России Борис Ельцин утверждал, что девальвации рубля не будет, «это твёрдо и чётко».

Поверившие ему россияне столкнулись с тем, что все их сбережения, которые они не успели перевести в валюту, золото или недвижимость, попросту обесценились, а экономика ушла в крутое пике. Курс рубля к концу 1998 года упал более чем в 3 раза — с 6 рублей до 21 рубля за доллар.

Чтобы сократить денежное предложение на рынке и остановить гиперинфляцию, правительство шло даже на такие непопулярные меры, как невыплаты зарплат бюджетникам и невыполнение обязательств по госсзаказу. На фоне роста неплатежей расцвёл рынок бартерных сделок, где за товары и услуги расплачивались не деньгами, а другими товарами и услугами.

Для кризиса 1998–1999 годов создавались предпосылки фактически с момента развала СССР, страна находилась в упадке, и ситуация была действительно беспрецедентная. Сейчас экономика России вновь столкнулась с беспрецедентным давлением, на этот раз — со стороны мирового сообщества. Это заставило пессимистов вновь поднять вопрос о стабильности рублёвых накоплений и банковской системы.

Россияне вынесли свои уроки из кризиса 1998 года, и как только финансовая система начинает опасно шататься, а рубль — стремительно падать, массово бегут в банки и обменники выгребать со своих депозитов последние копейки и вкладывать их в кажущиеся более надёжными активы.

Очереди в банкоматы, стоящие в популярных местах, переплюнули даже очереди желающих сделать тест на COVID-19 в разгар волны «омикрона». Но ажиотаж быстро схлынул, отметили опрошенные «Секретом» эксперты: уже к понедельнику особых проблем со снятием наличных в банкоматах не наблюдалось.

Кирилл Парфёнов, кандидат политических наук, доцент Московского университета им. С.Ю. Витте

Сам «масштаб бедствия» со снятием наличных выглядит преувеличенным. Действительно, сразу после пугающих новостей многие побежали снимать деньги — вполне закономерная страховка от неожиданностей, небольшой запас наличных дома в неясной, непредсказуемой ситуации не повредит. В первое время после начала событий на Украине были и очереди у банкоматов, и перебои с наличными. Но все такие снятия были незначительными — от половины до одного месячного дохода. Уже буквально на второй-третий день ситуация нормализовалась.

Тех, кто постарался вывести в нал всё, что было на счетах, и закрыть вклады, немного. И их тоже можно понять: любой житель нашей страны, кроме самых молодых, прекрасно помнит многочисленные случаи банкротства банков в 1990-е да и позже. Тогда люди теряли всё, без надежды спасти хоть что-то. Появилась даже специальная категория — потерпевшие вкладчики. Если хотите, паническое закрытие вкладов и снятие наличных — это форма «исторической памяти», последствия хорошо усвоенных гражданами уроков: ни банкам, ни государству доверять нельзя.

Сейчас, полагает Парфёнов, эта проблема уже ушла в историю — в конце 2004-го заработала система страхования вкладов. Сегодня вклады достаточно надёжно защищены от любых неприятностей с банками — будь то банкротство или отзыв лицензии Центральным банком. Предельная сумма, возврат которой гарантируется государством, составляет 1,4 млн рублей, но в случае всплеска инфляции её размер могут увеличить.

Правда, некоторых россиян это не успокаивает.

Георгий Остапкович, директор центра конъюнктурных исследований ИСИЭЗ НИУ ВШЭ:

Такая ситуация повторяется постоянно. Есть определённая категория людей, которая всегда подвержена панике. Это было и в 1998-м, и в 2008-м, и в 2014-м. Это психоз, причём свойственный не только для России. Плюс у нас многие ещё не вышли из-под ковидной ситуации, а на них накладывается новый стресс. Людей понять можно.

Грозит ли вкладам опасность?

Панические настроения подогреваются фейками в соцсетях, например скриншотами новостей на якобы официальных каналах о «заморозке вкладов россиян для финансирования армии». Но слухи о заморозке вкладов связаны не только с прямыми фейками, но и с неосторожными высказываниями представителей власти. Например, депутат КПРФ Николай Арефьев заявил, что не исключает конфискации сбережений россиян из-за санкций.

По его словам, изъять деньги граждан власти могут, если санкции затронут государственные активы, которые хранятся в иностранной валюте и в иностранных юрисдикциях. Якобы у правительства в этом случае «просто не будет другого выхода» из сложившейся ситуации, кроме как арестовать все вклады населения, которые он оценил в 60 трлн рублей. При этом, как и в случае со сгоревшими в 1990-м году советскими вкладами, об их возвращении придётся забыть «поколений на пять».

В ответ на это в Госдуме назвали Арефьева провокатором.

«Могу только охарактеризовать, что это чистый провокатор и "пятая колонна". Не случайно всегда говорили, что КПРФ как раз отвечает за развал Советского Союза, то есть его задача — раскачать, навести панику. Действует он по рецептам большевиков, которые, если помните, ещё в революции наводили панику на финансовом рынке Российской империи, то есть эта такая школа навредить нашей стране, в чистом виде», — отметил депутат от «Единой России» Евгений Фёдоров.

Кандидат экономических наук, начальник аналитического отдела компании «Риком-траст» Олег Абелев пояснял, что сейчас государство крайне не заинтересовано в оттоке денег из банковской системы, поэтому ни о каком аресте вкладов населения не может быть и речи — это только отпугнёт россиян.

«Сейчас банки используют деньги физлиц в своём обороте, например для выдачи кредитов или для выплат тем, у кого закончился срок вклада. Если теоретически предположить, что некоторую часть сбережений граждан конфискуют, это сразу приведёт к массовому оттоку всех средств граждан из банков, а заменить эти деньги будет нечем, особенно если принять во внимание, что в связи с санкциями у российских финансовых структур возможности зарубежного финансирования ограничены», — указал Абелев.

Вместе с тем реальная угроза банкам преувеличена, уверены собеседники «Секрета». Всё дело в изменившихся правилах игры на финансовом рынке и позиции регуляторов.

Кирилл Парфёнов, кандидат политических наук, доцент Московского университета им. С.Ю. Витте:

С точки зрения классических представлений о банковской деятельности, массовое единовременное изъятие вкладов способно обрушить любой, даже самый надёжный банк: ведь деньги вкладчиков не лежат в сейфах, они «работают», т. е. выданы под проценты заёмщикам, иначе банку нечем платить проценты вкладчикам.

В современной реальности дело обстоит несколько иначе: банковская система настолько важна для национальной экономики, что любое государство заинтересовано в поддержании её работоспособности. Поэтому даже если предположить невероятное — у Сбербанка, например, кончатся наличные, — он непременно получит поддержку не в порядке благотворительности, а из-за его значения для нормального функционирования всей платёжной системы.

Сами банки, попавшие под ограничения со стороны Евросоюза и США, выступили с заявлением, что средствам их клиентов в России ничего не грозит. Как пояснили «Секрету» в пресс-службе Сбербанка, все банковские сервисы работают в обычном режиме. Нет проблем у «Сбера» и с обменом валюты — все средства на валютных счетах россиян доступны им по первому требованию, а обменять рубли на доллары, евро и другие валюты по актуальному курсу можно в отделениях банка или в мобильном приложении. Продолжают работать карты банка и за границей.

Сложнее обстоят дела с валютными счетами и заграничным обслуживанием у банков, попавших под блокирующие санкции: ВТБ, Промсвязьбанк, «Открытие» и другим. Их карты Visa и Mastercard за пределами России уже не обслуживаются, а внутри страны у клиентов уже возникли сложности с оплатой через Apple Pay и Google Pay. Однако оплата картой в магазинах, в том числе онлайн, по-прежнему позволяет им распоряжаться своими деньгами.

А вот сохранится ли возможность для россиян в принципе пользоваться валютой — большой вопрос.

Георгий Остапкович, директор центра конъюнктурных исследований ИСИЭЗ НИУ ВШЭ:

Я не знаю, как сейчас можно входить в валюту, потому что как раз насчёт валютных вкладов есть сомнения в стабильности. Понимаете, невозможно делать прогнозы, потому что сейчас мы находимся в зоне огромной неопределённости. То, что было в стране до 24 февраля, и то, что сегодня, — это абсолютно новая реальность. Давайте подождём 2-3 недели и какой-никакой дорожной карты, что собираются делать регуляторы. И тогда уже принимать решения. Бросаться на валюту на высокой ставке — это 80% проигрыша. Хотя можно, конечно, исходить из принципа «кто первый встал — того и тапки», но я не вижу причин при наших резервах, чтобы дело дошло до дефолта. Девальвация, инфляция, падение курса — будут, но какой интенсивности — боюсь, даже Набиуллина не знает.

Кирилл Парфёнов, кандидат политических наук, доцент Московского университета им. С. Ю. Витте:

Традиционный способ защиты сбережений — вложение в доллары или евро — сейчас оказывается под большим вопросом. Пока все последствия санкций, под которые угодила наша финансовая система, неясны, и совершенно непонятно, каким образом можно будет воспользоваться валютой или хотя бы превратить её обратно в рубли. Экономисты не исключают, что при самом неблагоприятном развитии событий оборот иностранных денежных знаков в нашей стране будет запрещён, как это было в советские времена. Конечно, как и любой запрет, это возвратит к жизни «чёрный рынок», но это далеко не самый надёжный способ сохранения своих сбережений.

Как уход в обналичку скажется на банках и экономике

В последние годы российские финансовые регуляторы планомерно двигались к сокращению наличных средств в свободном обращении и массовому внедрению электронных способов оплаты. Динамика роста безналичной оплаты в России в какой-то момент опередила многие европейские страны и даже США, где вдали от крупных городов до сих пор предпочитают наличный расчёт.

Система, в которой деньги путешествуют между счетами в виде информации и не оседают на руках у граждан в виде «бумажек», очень удобна в плане отслеживания финансовых потоков и обеления экономики. Когда каждый твой шаг можно отследить по выписке из банка или истории в платёжном приложении, труднее уклоняться от налогов, отмывать деньги и тайно финансировать незаконные операции и организации.

Кирилл Парфёнов, кандидат политических наук, доцент Московского университета им. С. Ю. Витте:

В последнее время объективная потребность в «хрустящих купюрах» существенно сократилась: по самым осторожным оценкам, более половины всех платёжных операций совершаются в безналичной форме. Вернуть «живым» деньгам их прежнюю важность могут лишь попытки со стороны надзорных органов ужесточить контроль финансовой деятельности. И вот это действительно может серьёзно усложнить и без того невесёлое положение российской экономики.

Если россияне снова начнут массово расплачиваться наличными деньгами, бизнес может столкнуться с трудностями при перестройке «на старые рельсы». Наличный расчёт подразумевает необходимость иметь достаточный запас купюр и монет, чтобы выдавать сдачу. С учётом того, что многие уже привыкли к быстроте и удобству карточных платежей, это может удлинить очереди в магазинах и привести к проблемам из-за нехватки «мелочи».

Георгий Остапкович, директор центра конъюнктурных исследований ИСИЭЗ НИУ ВШЭ:

Для экономики массовый уход в наличность — не большая проблема: мы прекрасно развивались и строили экономику и до карт. Банки от оттока не сильно пострадают — у нас станок работает, в случае нехватки денег их напечатают. Но для тех, кто будет ходить с кэшем, будет немного сложнее. Это сдача, монеты, всё то, что почти исчезло в последние годы.

Вместе с тем эксперты указали, что сейчас обналичивание вкладов носит ажиотажный характер и может схлынуть за 2-3 дня. Отток денег может вызвать краткосрочный кризис ликвидности у банков, но ЦБ вполне способен обеспечить вливание в российскую экономику достаточного количества купюр, чтоб поддержать кредитные организации на плаву. Кроме того, с учётом резко поднятой ключевой ставки, в ближайшее время вклады станут гораздо доходнее, так что некоторые, наоборот, предпочтут положить свои сбережения в банк, чтобы спасти их от ускоряющейся инфляции.

Александр Тимофеев, доцент кафедры экономики РЭУ им. Г. В. Плеханова:

На счетах в российских банках более 60 трлн рублей. Из них 34,6 трлн — это вклады населения. И только 27,8 трлн из них в рублях. Даже в 2019 году их было больше 43 трлн. Но, как мы знаем, большая часть россиян имеет сравнительно небольшие размеры сбережений, которые не несут серьёзной поддержки для бизнеса.

Обналичивание вкладов пока носит ажиотажный характер. Это может привести к потере ликвидности в краткосрочном периоде. Возможно, в ближайшее время в линейках банковских продуктов появятся новые предложения с уникальными условиями для населения.

Кирилл Парфёнов, кандидат политических наук, доцент Московского университета им. С. Ю. Витте:

В условиях ожидаемого роста инфляции, по-видимому, именно банковские вклады являются относительно надёжным способом хотя бы как-то спасти свои деньги от обесценивания. Можно предполагать, что за резким ростом ключевой ставки до 20% последует и повышение процентов по вкладам в банках. Скорее всего, оно будет не мгновенным и не столь значительным, но всё-таки это лучше, чем держать деньги в банке стеклянной, где инфляция их «попортит» с гарантией.

Кирилл Парфёнов также указал, что, хотя избыточное производство наличных по-прежнему является фактором инфляции, однако по сравнению с последствиями введенных развитыми странами санкций и общим бедственным положением экономики роль его сравнительно невелика.

Где вам может понадобиться нал?

Единственная ситуация, в которой вам действительно могут потребоваться бумажные деньги, — это поездка за границу, если ваш банк попал под блокирующие санкции и его карты больше не обслуживаются за рубежом. С такими поездками сейчас всё и без того достаточно сложно, так как Россия и почти 40 стран взаимно закрыли свои воздушные пространства для самолётов, а цены на билеты в облёт запретных зон значительно выросли. Но если вы всё-таки планируете оказаться за границей в ближайшее время, снимать вам нужно будет не рубли, а доллары или евро: с обменом российских денег за границей могут возникнуть трудности.

В остальных случаях наличный расчёт остаётся уделом теневых сделок и перестраховщиков, которые не доверяют российской банковской системе. И если в первом случае речь идёт о преступной деятельности и предмете интереса различных регуляторов, то вторые вправе самостоятельно решать, хотят ли они переходить на более неудобный способ оплаты ради своего психологического спокойствия. В конце концов, как справедливо заметил эксперт из ВШЭ Георгий Остапкович, сейчас мы живём в абсолютно новой экономической реальности. И предсказать в точности, как будут развиваться события, не взялись бы даже самые маститые аналитики.

Георгий Остапкович, директор центра конъюнктурных исследований ИСИЭЗ НИУ ВШЭ:

Может быть, по долларам или евро — имеет смысл их забрать, если есть возможность. Но основная часть россиян хранит сбережения в рублях и в глаза не видели другие валюты. И их волнуют их рублёвые накопления. Те, у кого накопления в долларах, — у них всё более-менее в порядке. Вот в Великобритании тем россиянам, у которых счёт в местных банках, реально придётся снимать наличку — им запретили хранить в банке свыше 50 000 фунтов.

У нас сегодня работает не экономика, а геополитика. Как она будет развиваться дальше — вопрос не к нам. Если кто-то сейчас возьмётся гадать, какое у нас будет ВВП, инфляция и прочее — это экономический шарлатан, потому что сегодня ничего нельзя предугадать.

Последние новости

© Audit-it.ru, 2013 - 2022 Реклама на сайте
или оставьте свои отзывы и предложения
Для iOS:
Для Android: