Курс доллара и евро
 сейчас и на завтра

Российские власти хотят конфисковать криптовалюту: кто этим займётся и как именно планируют отбирать цифровые активы

Транзакции хотят изучать в «Росфинмониторинге» и ФНС, а изымать криптовалюту смогут при участии судебных приставов и Минюста.

9 декабря генеральный прокурор Игорь Краснов рассказал о подготовке нормативных актов, регулирующих криптовалюты в России. По его словам, законодательные изменения наделят силовиков правом ареста и изъятия цифровых активов. Краснов не разъяснил, какие именно ведомства будут расследовать дела об обороте незаконно полученной криптовалюты и кто будет координировать эту работу.

О каких конкретных нормах и порядке изъятия идёт речь, Краснов также не пояснил. Сейчас суды признают криптовалюту предметом взятки, то есть имуществом, но при этом «единого и устойчивого правоприменения» нет, добавил генпрокурор.

Заявление Краснова вышло в СМИ через день после того, как «Роскомнадзор» заблокировал в России сайт анонимной сети Tor. В этой сети размещены маркетплейсы, которые торгуют наркотиками, поддельными документами, нелегально полученными персональными данными и оружием. Основным платёжным средством в маркетплейсах считаются криптовалюты.

Законодательство запрещает расчёт в криптовалютах на территории России, ставя вне закона любые операции с ними за исключением купли-продажи. Представитель Центрального банка рассказал TJ, что такая политика в отношении цифровых монет объясняется рисками мошенничества и отмывания преступных доходов.

Банк России обращает внимание на высокие риски оборота и использования криптовалют — операции с криптовалютами несут риски финансовых потерь (как из-за резких колебаний обменного курса, так и в случае привлечения финансирования через ICO), риск вовлечения в противоправную деятельность, включая отмывание преступных доходов и финансирование терроризма.

При этом в Центральном банке называют российский рынок криптовалют «растущим»: объем его денежной массы составляет до 350 миллиардов рублей. Кроме того, по данным Кембриджского университета, в 2021 году Россия вышла на третье место в мире по майнингу биткоина. Доля России составила 11,2% от мирового объема добытых монет.

Кто и как занимается мониторингом криптоактивов россиян

Анализом и контролем оборота криптовалют в России заняты сразу несколько ведомств.

В апреле 2021 года стало известно о планах Федеральной налоговой службы вести учёт цифровых активов граждан. Законопроект правительства, который проходит второе чтение в Госдуме, обяжет владельцев криптовалют информировать ведомство. При этом в действующем законе о цифровых финансовых активах (ЦФА) прописан добровольный порядок информирования налоговых органов.

В августе 2021 года к исследованию криптоактивов подключилась Федеральная служба за контролем по обороту финансовых средств (Росфинмониторинг). Ведомство объявило о создании ПО для мониторинга и анализа криптовалютных транзакций с использованием биткоина.

Криптоактивы россиян, использованные в противоправной деятельности, пополнят ведомственную базу данных, участников рынка также идентифицируют и заведут на них профили, содержащие оценку их участия в противоправной деятельности.

Доступ к данным получат силовые ведомства в рамках расследования финансовых преступлений, предположил в разговоре с РБК Ефим Казанцев, эксперт Moscow Digital School.

Центробанк также ведёт мониторинг рынка криптовалют. Официальная позиция по криптовалютам отражена в двух публикациях на сайте ЦБ.

«Очевидно, что цифровые валюты – это денежные суррогаты, и они не должны использоваться для платежей», — пишет на сайте ECONS первый зампред Центробанка Ксения Юдаева. По её оценке, криптовалюты пока не несут угрозу экономической стабильности России, но, тем не менее, нужно ужесточить контроль за их оборотом.

Наличие в России инфраструктуры по их обмену на рубли и другие валюты, к примеру криптообменников, способствует распространению криптовалют и их использованию в теневых операциях, и функционирование такой инфраструктуры должно быть прекращено.

Силовые ведомства в ближайшее время также возможно начнут мониторинг транзакций, рассказал TJ Игорь Бедеров, руководитель департамента информационно-аналитических исследований компании T.Hunter, который консультирует Академию СК в Санкт-Петербурге по вопросам ЦФА.

По словам Бедерова, при условии, что сказанное Генпрокурором Красновым верно, в процесс выявления владельцев криптовалют могут быть включены почти все силовые ведомства: помимо подразделений МВД, СК и ФСБ, это Министерство юстиции, Служба судебных приставов, а в отдельных случаях — Таможенная служба.

Однако у силовиков уже сегодня возникают две проблемы — отсутствие возможности идентификации криптовалютных кошельков, а также отсутствие у органов контактов с администраторами криптовалютных бирж и обменников, подчеркнул Бедеров. По его словам, в штате силовых ведомств ощущается дефицит ИТ-специалистов, есть очевидные проблемы с ПО и — в целом — с подготовкой исследований криптовалютных транзакций.

Как проходит изъятие криптоактивов

Мировая практика расследования киберпреступлений свидетельствует, что для ареста и конфискации криптовалюты необходимо участие её оператора или другого посредника — владельца площадки по обмену криптоактивов (биржи или миксера).

Платформа или посредник по решению суда и по запросу силовых органов (в США дела по криптоактивам подведомственны ФБР и Министерству юстиции) замораживают суммы на определённых кошельках, в результате их владельцы, подозреваемые в преступлениях, не могут совершать операции со своими монетами.

В это же время силовики предъявляют обвинения, проводят обыски и изымают технику подозреваемых, в том числе флеш-накопители с ключами от криптовалютных кошельков. По окончании следственных действий каждый владелец средств должен самостоятельно перевести их на кошельки государственных органов.

«Конфискация криптовалюты возможна только в случае обнаружения ключа к криптокошельку в результате проведения следственных действий» — рассказал TJ Ярослав Шицле, руководитель направления «Разрешение IT & IP споров» юридической фирмы «Рустам Курмаев и партнёры». В остальных случаях, считает юрист, доступ к кошельку может быть предоставлен его владельцем добровольно.

Например, в США в прошлом году власти объявили о конфискации криптовалюты на сумму более 1 млрд. долларов, однако, перед этим с владельцем было подписано соглашение на добровольную выдачу.

Арест и конфискацию активов предваряет исследовательская работа. На первом её этапе силовики идентифицируют владельца подозрительного кошелька. Как правило идентификация состоит в отождествлении IP/MAC-адреса подозреваемого, аккаунтов в социальных сетях и на «теневых» площадках с номером криптовалютного кошелька, следует из инструкции управления по наркотикам и преступности Организации объединённых наций (ООН).

Затем следствие анализирует цифровой след подозреваемых и сопоставляет активность в сети с движением средств. Часть информации американские силовики получают от налоговых органов, которые официально собирают сведения об участниках рынка криптовалют.

По американским законам, компании, которые так или иначе используют электронные активы, обязаны отчитываться перед налоговыми ведомствами. В поле зрения регулятора попадают все транзакции на сумму больше 10 тысяч долларов. Евросоюз планирует начать контроль за оборотом криптовалют в 2024 году.

Кроме того, для подтверждения своих гипотез и изобличения преступников ФБР проводит контрольные закупки и переводы средств — такая практика распространена в делах о торговле оружием, наркотиками и поддельными документами.

«Сотрудники ФБР смогли установить, что [DarkSide, в целях очистки, перевели биткоины в криптовалютный миксер BitMix» — объясняет действия американских силовиков Игорь Бедеров. Связавшись с владельцем BitMix правоохранители обязали миксер заблокировать часть криптовалюты, находившейся в его обороте, а затем перевести её на криптокошелек, специально созданный ФБР, объясняет он.

Как будут изымать криптовалюту в России: пока никто не знает

Собеседникам TJ пока неизвестны подробности порядка конфискации криптовалют в России. Бедеров предполагает, что силовые структуры будут действовать так же, как и их коллеги из других стран. По его словам, не стоит ждать чего-то принципиально нового.

Очевидно, что российская правоохранительная система пойдёт по схожему пути. Правда, сильно спотыкаясь. Дело в том, что в стране реально отсутствует достаточное число специалистов, из числа сотрудников правоохранительных органов, которые могли бы проводить схожие расследования.

По словам Бедерова, силовикам придётся обучать ИТ-специалистов и закупать или создавать ПО для анализа и контроля транзакций, а также для идентификации пользователей криптовалют. Он отмечает, что для успеха подобных операций необходимо быть в контакте с владельцами криптобирж, миксеров и обменников, без которых, например, невозможно заморозить незаконно полученные средства.

Другая проблема состоит в том, что операторы криптовалют находятся вне российской юрисдикции, а это существенно осложняет расследования преступлений, связанных с криптовалютой, и её конфискацию, отметил Бедеров.

С этой оценкой в целом согласен представитель ЦБ, который подчеркнул, что успешные расследования противоправной финансовой деятельности возможны в координации с госорганами других государств.

Вероятно, первым шагом для изъятия цифрового актива станет решение суда, отмечает Бедеров. Криптовалюта в России признана имуществом, а следовательно на неё распространяются нормы действующего законодательства о конфискации.

Конфискация имущества назначается только судом и состоит в принудительном безвозмездном обращении в собственность государства определенных видов имущества, таких как деньги, ценности и иное имущество, полученное в результате совершения преступлений; предметов незаконного перемещения через таможенную границу Таможенного союза либо через Государственную границу РФ; доходов от этого имущества; орудий, оборудования или иных средств совершения любого преступления, принадлежащих обвиняемому.

Очевидно, следственные действия — обыск и изъятие электроники, — будут проводиться по решению суда, и в этой практике также нет ничего нового. Затем, так же как в других странах, средства с криптокошелька преступника переведут на специально созданный государственный кошелёк, считает Бедеров.

Защита криптовалютных кошельков сильная, а доступ к ним потерять очень просто

На этом список проблем не заканчивается. Сотрудники силовых ведомств будут вынуждены договариваться с преступниками, как это сейчас происходит в США и Великобритании, отмечают Игорь Бедеров и Ярослав Шицле. В противном случае государство не сможет конфисковать криптоактивы.

Собеседники TJ привели несколько типичных ситуаций, когда, вероятно, изъять цифровые монеты не удастся.

  • Подозреваемые могут оказаться посредниками, которым не известен пароль от криптокошелька.
  • Преступники используют поддельные IP-адреса, двойной или тройной VPN, что затрудняет их идентификацию. В результате обыск не даст результатов.
  • Преступник может хранить флеш-накопитель с ключом доступа к криптокошельку в секретном месте, известном только ему.

Но и этот короткий список потенциальных трудностей далёк от полноты. Например, неизвестно, как российские силовики буду доказывать преступный умысел владельца криптовалюты, если он получил монеты по ошибке.

Об этом напомнил в разговре с TJ техноблогер Григорий Бакунов, который отказался от комментариев, сославшись на своё незнание подробностей об инициативе Генеральной прокуратуры.

"Я, зная ваш биткоин-кошелёк, могу послать вам деньги, а вы потом оправдывайтесь", - Григорий Бакунов, техноблогер.

Никто из опрошенных TJ экспертов не берётся прогнозировать, как именно силовики будут решать озвученные выше проблемы.

Последние новости

© Audit-it.ru, 2013 - 2022 Реклама на сайте
или оставьте свои отзывы и предложения
Для iOS:
Для Android: