Курс доллара и евро
 сейчас и на завтра

ЦБ нагоняют на валютный рынок тоску своей предсказуемостью. Очень мало шансов, что валюты разойдутся настолько, чтобы создать возможности для получения прибыли.

Усилия центральных банков по стабилизации мировой экономики, предпринимаемые с начала пандемии, довели валютный рынок с объемом торгов $6.6 трлн в день до состояния анабиоза.

По мере восстановления экономики весной и летом фондовые рынки по всему миру начали расти, а государственные облигации развернулись в ожидании дальнейших шагов в рамках монетарной политики. В то же время на валютном рынке цены не сильно изменились, и объем торгов упал до многомесячных минимумов. Курс доллар/евро в этом году торгуется в самом узком диапазоне за всю историю.

Это обусловлено тем, что центральные банки по всему миру действуют почти одновременно с начала пандемии, поэтому очень мало шансов, что валюты разойдутся настолько, чтобы создать возможности для получения прибыли. Даже волнения на рынках в понедельник, связанные с проблемами китайского девелопера Evergrande, едва смогли встряхнуть валютный рынок, при этом основные валюты оставались в пределах недавних диапазонов.

«Валютный рынок открывает перспективы, когда центральные банки движутся в разных направлениях, когда политика расходится. Сейчас все центральные банки сохраняют процентные ставки в районе нуля, по крайней мере, на развитых рынках», — отметил Сэм Линтон-Браун, глава отдела стратегий на развитых рынках в BNP Paribas.

Расхождения между валютами также сократились, поскольку политика центральных банков в эпоху пандемии стала доминирующим фактором для роста цен, сместив другие факторы, обычно влияющие на рынок, на второй план. Процентные ставки всегда имеют первостепенное значение для валют, однако, по словам Шахаба Джалинуса, главы международного отдела валютных стратегий в Credit Suisse, реакция на пандемию во всем мире привела к тому, что внутренние события, например, выборы в Германии, уже не оказывают на рынки такого влияния, как раньше.

По данным CME, объем торгов на рынке валютных фьючерсов и опционов резко снизился в августе до минимума с апреля 2020 года. И это не просто спад в летний период: этот август стал самым вялым с 2009 года. Кроме того, среднесуточный объем торгов за год также оказался самым низким с 2009 года.

Что касается валют развитых стран, то недавний ажиотаж в основном наблюдался в Австралии и Новой Зеландии, где центральные банки гораздо ближе к повышению процентных ставок, чем их коллеги.

Серьезных изменений не будет

Инвесторы не ждут серьезных изменений на рынках. Показатели ожидаемой волатильности на валютных рынках постоянно снижаются после того, как они резко выросли в начале пандемии. В середине сентября трехмесячная скрытая волатильность евро по отношению к доллару — широко отслеживаемый показатель ожидаемой волатильности наиболее активно торгуемой валютной пары в мире, основанный на стоимости опционов, — упала до минимального уровня за год и приближается к рекордному значению с начала 2020 года. Аналогичные показатели для фунта стерлингов и иены по отношению к доллару также близки к рекордным минимумам.

Период затишья стал плохой новостью для инвесторов, которые стремятся получить прибыль от долгосрочных тенденций или волатильности валютных курсов. Хеджевые макро-фонды, которые делают ставку на изменение стоимости облигаций, валют и сырьевых товаров, столкнулись с трудностями в этом году, даже несмотря на подъем отрасли в целом. По информации поставщика данных HFR, с начала года и до конца августа объем валютных торгов в макро-фондах снизился на 1.4%, в то время как хедж-фонды в целом демонстрируют рост на 10% по сравнению с предыдущим годом.

Как только центральные банки сигнализируют о готовности изменить политику в отношении процентных ставок, затишье на валютном рынке может закончиться.

«Учитывая проблемы, с которыми рынки столкнутся в течение следующего года — высокая инфляция, повышение ставок, увеличение налогов, геополитическая напряженность, — мы сомневаемся, что низкая волатильность сохранится на валютном рынке надолго», — заявил Зак Пандл, соруководитель отдела валютных стратегий в Goldman Sachs.

Тем не менее, предстоящие изменения в политике процентных ставок могут оказаться не такими значительными, как в прошлом, учитывая огромные долги, накопленные во время пандемии, отметил Ульрих Лейхтман, руководитель отдела валютных исследований в Commerzbank.

«Мы очень переживаем по поводу того, начнет ли ФРС все-таки повышать ставки в конце 2022 года или в начале или середине 2023 года. И мы сомневаемся, что ЕЦБ последует этому примеру в 2024 или в 2025 году ... Но, честно говоря, эта неопределенность довольно мала по сравнению с тем, что поставлено на карту. До всего этого еще далеко», — добавил Лейхтман.

Последние новости

© Audit-it.ru, 2013 - 2022 Реклама на сайте
или оставьте свои отзывы и предложения
Для iOS:
Для Android: