Курс доллара и евро
 сейчас и на завтра

ЦБ описал сценарий глобального кризиса в 2023-м. Какие рынки под угрозой?

ЦБ предположил, что разрыв пузырей на финансовых рынках и ужесточение политики в США вызовут кризис в 2023 году. Мы спросили у экспертов, на каких рынках есть пузыри, когда они могут лопнуть и как это отразится на России

В числе альтернативных сценариев макроэкономического развития, которые рассматривает Банк России — наступление в 2023 году мирового финансового кризиса, сопоставимого по масштабам с кризисом 2008-2009 годов. По мнению регулятора, такой сценарий может реализоваться, если одновременно произойдут два события — быстрое и существенное ужесточение монетарной политики в США и разрыв пузырей на финансовых рынках.

ЦБ не уточнил, в каких активах могут сформироваться и лопнуть пузыри, лишь отметив слишком значительный «спекулятивный» рост рынка корпоративных облигаций и общий рост долговой нагрузки мировой экономики.

ЦБ описал сценарий глобального финансового кризиса

«РБК Инвестиции » спросили у аналитиков, какие активы сейчас перегреты больше всего, как скоро может лопнуть образовавшийся пузырь и как это отразится на российском рынке.

Какие сегменты рынка сейчас перегреты?

Дмитрий Полевой, директор по инвестициям ИК «Локо-Инвест»: «Основные признаки «пузырей», безусловно, присутствуют на рынке акций, учитывая, что основные индексы развитых и развивающихся стран торгуются с мультипликаторами P/E, заметно превышающими долгосрочные уровни. Близкими к историческим минимумам остаются и кредитные спреды (т.е. дополнительная доходность сверх американских госбондов) на мировом долговом рынке. Наконец, на фоне пандемии двузначными темпами измерялся рост цен на недвижимость, что также может нести риски в случае резкой коррекции на финансовых рынках».

Дмитрий Долгин, главный экономист ING по России и СНГ: «За последние годы произошла очень большая монетарная накачка в мире, по сути за счет значительного увеличения баланса ФРС и притока долларовой и другой ликвидности. Все крупнейшие центральные банки проводили политику количественного смягчения и эти дополнительные деньги шли не в реальную экономику, а в основном на финансовые рынки — на рынок акций, облигаций, и сырья и в недвижимость. И если в дальнейшем это не будет подкреплено ростом производительности труда и сопоставимым ростом экономики, то эти дисбалансы будут накапливаться».

Как скоро могут лопнуть эти пузыри?

Дмитрий Полевой, директор по инвестициям ИК «Локо-Инвест»: «Многое будет зависеть от характера монетарной политики в США, Европе и других крупнейших странах, отношения инвесторов к риску, состояния глобальной экономики. Кризисы последних 10-15 лет научили монетарные и фискальные власти действовать с запасом и опережением. С одной стороны, это породило пузыри, но с другой — было направлено на минимизацию негативных экономических последствий, затрудняя эффективность «очищающего» механизма любого кризиса».

Владимир Тихомиров, независимый эксперт: «С учетом разогретости рынков и их длительного роста на фоне слабой экономики, коррекция может произойти в довольно короткое время — достаточно всплеска оттока капитала с наиболее рисковых рынков/активов. По цепочке мы можем увидеть резкое ослабление валют, рост долговых и бюджетных проблем и т.д.».

Егор Сусин, управляющий директор Газпромбанка по направлению Private Banking: «В целом предсказывать пузырь и когда он лопнет — это пытаться угадать триггеры, которые могут сработать. Зачастую они и являются теми самыми «черными лебедями», которые мы как экономисты предсказать, к сожалению, не можем. Но объективно риск такого кризиса в ближайшие один-два года, очень высок.

Чем дольше сохраняется ультрамягкая денежно-кредитная политика, тем больше стоимость активов, и объемы долгов адаптируются именно к такой мягкой политике. Поэтому любое ужесточение после длительного периода мягкой политики может привести к риску неплатежеспособности и к серьезным обвалам на рынках. Так что вопрос будет упираться скорее в то, готовы ли вообще центральные банки останавливать рост инфляции, рискуя финансовой стабильностью».

Большие фонды уже ребалансируют активы, готовясь к падению рынков Хотя фондовые индексы продолжают штурмовать исторические максимумы, отчетность крупных фондов показала, что топ-инвесторы уже начали готовиться к коррекции, покупая акции защитных секторов.

Во втором квартале самой большой покупкой крупнейшего хедж-фонда мира Bridgewater Associates, созданного американским инвестором Рэем Далио, стали акции Coca-Cola — его позиция в этих бумагах выросла на 2,565 млн акций. На втором месте по объему — пакет ценных бумаг ETF на акции развивающихся рынков iShares MSCI Emerging Index Fund, далее следуют акции торговой сети Walmart и два производителя потребительских товаров — Procter & Gamble и Johnson & Johnson. Одновременно Bridgewater Associates почти в два раза сократил свою позицию в фонде SPDR S&P 500 ETF Trust, который отслеживает акции индекса широкого рынка США S&P 500.

Холдинг Уоррена Баффета Berkshire Hathaway во втором квартале продал активов на $1 млрд. «Оракул из Омахи» частично избавился от акций автопроизводителя General Motors, которые держал около девяти лет, а также сократил позиции в биотехнологических компаниях, акции которых покупал в течение прошлого пандемийного года. При этом Berkshire Hathaway увеличила долю в сети супермаркетов Kroger, добавила акции страхового брокера Aon и ретейлера Restoration Hardware.

А американский инвестор Майкл Бьюрри, который стал прототипом одного из героев фильма «Игра на понижение», сделал ставку на падение долгосрочных казначейских облигаций США. Он докупил пут-опционы (контракты на продажу) на ETF-фонд iShares, в который входят казначейские облигации со сроком погашения свыше 20 лет, почти до $280 млн. Ранее таких опционов у фонда было на сумму $172 млн.

Насколько пострадает российский рынок?

Сергей Романчук, начальник дилингового центра Металлинвестбанка: «Последствия для России будут однозначными: если произойдет сильная коррекция, она тут же будет отзеркалена у нас, возможно с меньшей амплитудой — так же, как мы наблюдали в 2020 году. Тогда совпали два процесса — выход на рынок физлиц и кризис с бегством институционалов от риска. В результате российские розничные инвесторы выкупали акции, из которых выходили иностранные инвесторы. Это помогло рынку не так сильно упасть и затем вытащило его со дна. В том случае, если российские инвесторы не так сильно испугаются, коррекция будет меньше. Но то, что она будет связана с глобальным падением рынков — однозначно».

Наталия Орлова, главный экономист Альфа-Банка: «Обвал рынков развитых стран приведет к оттоку капитала с других рынков. Кроме того, в случае резкого разворота рынков могут стать банкротами те финансовые компании, которые не успеют подготовиться к изменению финансовой конъюнктуры. Это может спровоцировать панические продажи на рынках, то есть разрыв цепочек финансового посредничества и общий финансовый кризис, затрагивающий банки, компании и население».

Владимир Тихомиров, независимый эксперт: «Развивающиеся рынки — включая российский — страдают в условиях коррекции больше, чем развитые, так как риски инвестирования на них традиционно выше. В то же время развитым рынкам — особенно рынкам США — помогает возвращение инвесторов в случае кризиса. В то время как на развивающихся рынках усиливается отток капитала, что усугубляет проблемы, на рынке США такие проблемы отчасти нивелируются притоком капитала с других рынков. Поэтому степень падения развитых рынков в периоды кризиса всегда меньше, чем развивающихся. Если брать исторические сравнения, то рынок США может упасть на 10-20%, в то время как рынок РФ — на 30-40%».

Дмитрий Долгин, главный экономист ING по России и СНГ: За последние 6-7 лет Россия повысила уровень макроэкономической защиты через высокий рост резервов, снижение внешнего долга, дедолларизацию внешних обязательств и активов, в том числе государственных. Частный сектор сейчас также поддерживает сбалансированную денежную позицию, что отличается от ситуации 2006-2007 года. Тогда были сильны ожидания экономического роста и укрепления рубля, поэтому иностранных обязательств было больше, чем активов.

Сейчас подобных ожиданий нет, стратегии достаточно консервативные, поэтому в случае глобального финансового кризиса российская экономика имеет шанс продемонстрировать защитные движения. То есть это будет падение, скажем, не на 10% или 9%, как это было в 2009 году, а более скромное. Российскую экономику сейчас нельзя назвать перегретой. И это тоже своего рода защита от резкого падения».

В 21 веке мир пережил три крупных финансовых кризиса — в 2000-м, 2008-м и 2020-м годах.

Экономический кризис 2000 года или кризис доткомов (от англ. Dot-com) был вызван крахом акций технологических (интернет) компаний. В конце 1990-х годов в мире начал распространяться интернет. Как грибы стали появляться многочисленные интернет-стартапы. Инвесторы на фондовом рынке скупали пачками акции таких компаний, особо не разбираясь в прочности их бизнесов. Котировки росли, а мультипликаторы P/E многих компаний превысили 500х. Неоправданный рост рынка закончился в марте 2000 года обвалом индекса NASDAQ и банкротством сотен компаний сектора.

Мировой финансовый кризис 2008—2009 годов начался с ипотечного кризиса в США. К началу кризиса банки значительно ослабили требования для заемщиков. В результате доля ипотечных кредитов с высоким риском взлетела до 20%, а на рынке жилья надулся пузырь. Однако в 2006 году в стране остановился рост цен на жилье, после чего резко выросло число невыплат по ипотечным кредитам. На этом фоне обесценились ценные бумаги, обеспеченные субстандартными ипотечными закладными, что привело к банкротству банков, самым известным из которых был Lehman Brothers, и падению рынка акций. К концу 2008 года кризис перекинулся на большинство стран мира.

Триггером кризиса 2020 года стал коронавирус COVID-19. Из-за пандемии страны были вынуждены закрыть границы и ввести карантин. Остановились заводы и фабрики, закрылись магазины. Экономика встала. Одновременно обвалился фондовый рынок — инвесторы в панике продавали бумаги на опасениях экономического спада. Упали цены на нефть. Чтобы поддержать экономику, крупные мировые центробанки понизили ставки и прибегли к выкупу активов и раздаче денег населению. Только в США в экономику было закачано несколько триллионов долларов. Однако большая часть денег осела на фондовых рынках, что привело к сильному росту акций.

Последние новости

© Audit-it.ru, 2013 - 2021 Реклама на сайте
или оставьте свои отзывы и предложения
Для iOS:
Для Android: